Уголок читателя - 3

Страница 14 из 16 Предыдущий  1 ... 8 ... 13, 14, 15, 16  Следующий

Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Ср Ноя 06, 2019 4:53 pm

ПОХОРОНЫ

Александр Бирштейн

- Плакать будете брать? – спросила у входа на кладбище какая-то тетка.
- Нет! – за всех ответила мадам Гоменбашен.
Дядя Алик, папин двоюродный брат, успокаивал и гладил по голове тетю Маню – свою маму. На самом деле, она мне была не тетя, а двоюродная бабушка, сестра папиной мамы. А покойный дядя Гриша, соответственно, двоюродным дедом.
Это были первые похороны, на которые я уговорил папу меня взять.
Я не боялся, честное слово, зато запоминал все-все.
- Как же вы хоронить без плакать?
- Как просто люди!
- Просто люди разве евреи?
Директор кладбища, сверкая полным ртом стальных зубов, вышел проводить дядю Гришу и папу из своей конторки.
- Не надо нарушать! – уговаривал он. – Возьмите равве! Если человек помолится, плохо не будет.
- Мы ж коммунисты… - отвечал дядя Гриша.
- Я тоже! – улыбнулся директор. – Разве беспартийного сюда поставят?
Он был хорошим человеком этот директор. Много лет спустя, зимой 82 года, когда умерла мама моего друга и заместителя Вовки Заславского, мы с ним поехали на еврейское кладбище договариваться. На кладбище уже, практически, не хоронили. Но мы сказали директору, что тут лежит Вовкин папа, и он сам отдал распоряжение копальщикам. И долго не хотел брать деньги, которые мы ему совали.
- Не за что! – повторял он.
А еще несколько лет спустя его ждало тяжелое испытание. Так, по крайней мере, рассказывают знающие люди. К нему в кабинет вошли цыгане и положили на стол большую пачку денег. Он сказал: - Нет!
Тогда к виску его был приставлен пистолет. Или деньги, или пуля…
Так на еврейском кладбище появились цыганские мавзолеи с телевизорами и прочей бытовой техникой под бетонными плитами.
Впрочем, возможно, это лишь легенда. И мавзолеи поставлены цыганским евреям, хоть я до сих пор не знаю, есть ли такие.
Автобус с гробом остановился в конце широкой аллеи. Мадам Гоменбашен стала расставлять всех по местам.
- Гроб нести только чужие! – велела она.
Это означало, что родственники нести гроб не могут. Я был этому рад. Папа всегда был таким худым… Я считал, что ему будет тяжело.
Какие-то мужчины взвалили гроб на плечи и понесли между могил к яме, вырытой в третьем или четвертом ряду. Потом они поставили его на холмик свежевскопанной земли. Женщины надели на голову платки, а мужчины фуражки. У кого головного убора не было, накрылись носовыми платками. Мне на голову надели что-то типа тюбетейки.
Дядька в черном пальто – жарко же, а он терпел! – и шляпе начал что-то непонятное говорить. Я заскучал. Но ненадолго. Потому что этот дядька оказался вредным и стал ножом ковырять дна новенького гроба. Никто на этот бандитизм не отреагировал. И я понял, что так и надо.
А потом меня увели… Я не сопротивлялся. Мне что-то сильно захотелось уйти отсюда.
- Хочу домой! – сказал я подошедшему папе.
Но мы поехали не домой, а на улицу Разумовскую, где во дворе – огромном дворе на Молдаванке – были накрыты составленные в ряд столы.
Красное вино, налитое в зеленые бутылки, на просвет казалось черным.
На столах было много закусок, но есть мне не хотелось.
- Дайте мальчику вино! – велела мадам Гоменбашен.
- Не надо… - запротестовал папа.
- Когда я шлепала твой попа, ты тоже говорил «Не надо!», - возразила мадам, - Но я ж таки была права, и ты вырос большой и с повышенным образованием. А теперь я смотрю на твой мальчик и понимаю, что ему нужен стакан вино и покушать. Иначе он будет плохо спать и вспоминать похороны.
Мне налили треть стакана вина и разбавили его водой. Темно-красное вино стало светлей. Все подняли свои стаканы. И я. А потом все выпили. Я тоже. Вино оказалось терпким и кисленьким. Мне понравилось.
- А кушать все равно не буду! – сказал я.
- Как хочешь! – разрешила мадам Гоменбашен.
Женщины начали выносить из какой-то квартиры жареных глосей, скумбрию, шейку, фаршированную потрохами, форшмак и картошку, обильно посыпанную укропом.
И вдруг очень-преочень захотелось есть. Впрочем, никто и не мешал мне это делать.
Спал я без сновидений. Собственно, эти похороны не снились мне никогда. А когда я пытался что-то вспомнить, то во рту возникал терпкий и ароматный вкус бессарабского вина, перед глазами вставали столы, уставленные вкуснятиной, и рот наполнялся слюной.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Чт Ноя 07, 2019 4:58 pm

Танк, который опоздал на войну (сказка)

(Танк "Шерман" прибыл в вымышленную страну помочь победить опасного Врага. Его забыли в ангаре. Когда он очнулся, оказалось, что война давно кончилась)

****
Ржавая крыша старого ангара с грохотом обвалилась, подняв тучи пыли. Солнечные лучи скользнули по выкрашенной защитной краской броне. Шерман проснулся, чихнул и попробовал покрутить башней. Всегда первым делом крутишь башней, когда ты – самый обыкновенный средний танк. И, как и любая машина, Шерман знал свою работу, как только сошел с конвейера.

«Мне нужно на войну» - подумал он – «Я ведь танк и мое дело – сражаться! Может быть, где-то идет наступление и меня очень сильно не хватает?»
Шерман представил, как под треск пулеметов бегут солдаты, но ряды колючей проволоки преграждают им путь. И нет надежды на помощь. Где танкисты? Нельзя же ехать без них!
Но в ангаре никого не было. И когда очень долго стоишь среди ржавых железок, приходится действовать самому. Шерман зарычал мотором, сбил ворота и покатил по разбитому асфальту среди заброшенных казарм и складов. Он не удивился разрухе: во время войны так и должно быть. Главное – уничтожить грозного и опасного Врага. А все остальное не имеет значения.
Где-то вдали гудели моторы. «Наверное, машины едут на войну!» - подумал Шерман и быстро, как мог, пошлепал гусеницами на шум.
Но когда танк проломился сквозь лесопосадку, он встал, удивленно разглядывая зеленые кроны деревьев, многоэтажные дома и разноцветные автомобили, мчащиеся по ухоженным улицам. Зачем так покрасили машины? Они слишком заметные! Их легко уничтожат! Наверное, это тыловой город.
- Ой, трактор! – услышал Шерман чей-то высокий голос. – Что ты здесь делаешь? Твое место на стройке!
Маленькая лупоглазая машина остановилась возле здания с вывеской «Магазин» и удивленно таращилась на танк.
- Я не трактор. Я – танк Шерман. А как ваше имя?
- Матиз, - представился «лупоглазик». – По-моему, ты самый настоящий трактор. У тебя гусеницы вместо колес!
- Нет, я танк! – заупрямился Шерман. Он привык отстаивать свое мнение. – Мне нужно на войну! Где она?
Матиз ненадолго задумался.
- Кажется, бульдозер, господин Коматсу говорил, будто стройка – самая настоящая война.
Шерман удивился, как стройка может быть войной, но не подал вида. Он был очень воспитанным танком.
- Вы не расскажете, как туда проехать?
- Я даже покажу. Нам по пути.
Шерман покатил, не поспевая за Матизом. Тому приходилось постоянно ждать.
- Какой ты медлительный, - укорял Матиз. – Настоящий трактор. Ничем не лучше тех, со стройки.
Наконец, Шерман увидел стройку. Изрытая гусеницами земля, котлованы и пустые, без стекол, окна недостроенных домов напомнили ему полигон, на котором когда-то испытывали его предков. От волнения у Шермана даже заскрежетала коробка передач.
- Господин Коматсу! – закричал Матиз. – Я вам помощника привел!
Ярко-желтый бульдозер развернулся на месте:
- Как интересно, - прорычал он. – Ножа нет, ковша тоже. А что у тебя вообще есть, приятель?
- Длинноствольная пушка, - с гордостью сказал Шерман. – С дульным тормозом.
- Мне это ни о чем не говорит. А что ты умеешь делать?
- Могу стрелять. Давить машины. Крушить дома.
Господин Коматсу оживился:
- Видишь старый деревянный дом? На этом месте мы построим новый. Уничтожь его.
Шерман повернул башню и… как он зарядил пушку без танкистов? Он и сам не знал, как. Только щелкнул затвор, и орудие выплюнуло фугасный снаряд. Дом разлетелся в щепки. Кусок бревна едва не угодил прямо в господина Коматсу.
- Не пойдет, - пробасил бульдозер. – Так ты всех покалечишь. Ты что, техники безопасности не знаешь?
- Нет… - вздохнул Шерман. – Я же танк.
- Нам такой работник не нужен, - господин Коматсу отвернулся и занялся своей работой.
- Ой! – подал голос Матиз. – И зачем я сюда поехал? Я застрял!
Его колеса угодили в яму с грязью и теперь бесполезно крутились. Брызги летели далеко во все стороны.
- Сейчас помогу! – Шерман легонько, как ему казалось, подтолкнул приятеля. Захрустел металл, посыпались осколки стекла.
- Ой-ой-ой! Больно! – закричал Матиз и кое-как выполз из ямы. – Ты мне багажник помял! Да как сильно, меня только в мастерской исправят! До свидания, а вернее, прощай! Нам с тобой не по пути, увалень!
Матиз выбрался на шоссе и помчался на ремонт. Наверное, ему не стоило обзывать танк. Шерман смотрел через прицел и отчетливо видел разбитый фонарь и вмятины на окрашенном яркой краской кузове. Острие прицельной марки легло на маленькую машину, защелкал дальномер. Сейчас снаряд превратит беззащитный автомобиль в груду обломков…
Но Шерман так и не выстрелил. Ведь на Матизе нет белых крестов – отметок Врага. А обижать мирную технику нельзя. За это могут отправить на переплавку.
Шерман остановился в раздумьях. Он не знал, что делать дальше. Наверное, лучше было бы переночевать на стройке, но господин Коматсу настойчиво попросил не мешать работать. И Шерман отправился в город.
Наступил вечер. Среди мирной жизни – огней, сияющей рекламы и лучей автомобильных фар танк чувствовал себя солдатом, который пришел на модную вечеринку.
- Фу, невежа! – услышал он чей-то голосок. – Не видишь красный свет? Или тебя не учили, что надо ехать только на зеленый?
- Танк плохо видит. Но это уже не его проблемы… - пошутил Шерман.
- Нахал! - ответила желтая легковушка и скрылась за поворотом.
Шерман проехал по улице к большой площади и увидел вывеску «Слава отважным солдатам! Товары для настоящих мужчин! Устрой свою войну!»
От радости Шерман едва не закрутился вокруг гусеницы! Вот это мысль! Но с кем воевать? Кто Враг? Нельзя же крушить все подряд. А вдруг это свой город? Надо выяснить, прежде чем переводить снаряды!
Улицы опустели. Наверное, все машины разъехались по гаражам. Шерман выбрался на дорогу среди одноэтажных домиков, заехал в какой-то переулок, как вдруг прямо в смотровые приборы ему полыхнули мощные фары.
- Танк? – сказал хриплый голос. – Я даже не буду спрашивать, откуда ты взялся. Но задам вопрос: что ты здесь делаешь?
- Мне нужно на войну, - сказал Шерман, смело глядя прямо в лицо Тягачу с прицепом-платформой. – А я думал, здесь давно забыли о танках.
- У нынешних автомобилей короткий век, - вздохнул Тягач. – Иные не живут и трех лет – откуда ж им что-то знать, кроме своей работы? Да, было время, когда машину берегли, передавали от отца к сыну… ну да что зря болтать? А война… война закончилась много лет назад. Ты опоздал, дружок.
- Что же делать? – вырвалось у Шермана. – Может, мне устроить свое сражение?
- Пожалуй, не стоит разрушать мирную жизнь. Не для того твои ровесники победили Врага.
Тягач помолчал несколько минут, опустил рампу и добавил:
- Даже если ты опоздал на войну, то всегда можешь найти себе занятие. Забирайся на платформу. Придется сделать крюк, но, надеюсь, это зачтется мне, когда я отправлюсь на переплавку.
Шерман забрался на широкую спину, и Тягач помчался по ночному шоссе. Он ехал очень быстро: только мелькали огни деревень, поселков и придорожных кафе. Платформу покачивало, и Шерман задремал. Проснулся он от яркого света.
Взошло солнце. Прямое, как орудийный ствол, шоссе шло среди полей, изрытых заросшими травой воронками. Когда-то здесь бушевала война. Свистели пули, рвались бомбы и снаряды. Горели разбитые автомобили. И танки с красными звездами стреляли по Врагу, отбивая в тяжелой битве родную землю. Шерман прибыл из-за океана им помочь, но схватка давно закончилась…
Ехали долго. Наконец, там, где в сторону от шоссе уходила пыльная грунтовая дорога, Тягач остановился.
- Видишь проселок? – прохрипел он. – Езжай по нему и не сворачивай. Увидишь высокий забор – за ним то, что тебе нужно.
Шерман сказал спасибо и поехал, как ему сказал тягач. Он уже подъезжал к деревянному мостику через грязную речку, как вдруг его мотор взволнованно задребезжал. Наверное, тягач врал о победе, о том, что войны давно нет…
По полю бежали солдаты в серой форме. Квадратный, словно коробка, танк с длинной пушкой разворачивался в атаку. И для Шермана не осталось ничего, кроме ненавистного белого креста в прицеле. Он рванулся вперед – надо взорвать вражеский танк, а потом уничтожить солдат! Такая его работа.
Но когда Шерман зарядил в пушку бронебойный снаряд и влетел на мостик, старые опоры не выдержали и с треском сломались. Танк провалился мутную грязь почти по самую башню, заскреб гусеницами, стараясь выбраться, и увяз еще больше. Наконец, мотор заглох, Шерман остался без сил и замер.
На башню забрался солдат Врага в серой форме.
- Серега! Вот это находка! – крикнул он.
Шерман разозлился. Его взяли в плен! Это самое страшное, что может произойти с машиной – идти воевать против своих. Но над обрывом появилась голова в пилотке с красной звездочкой.
- Это же поздний «Шерман», Антоха! Откуда он здесь? Смотри-ка, будто с завода! Для реконструкций Западного фронта то, что нужно!
Антоха открыл башенный люк и озадаченно сказал:
- Пушка заряжена! Он что, собирался идти в бой? Сам? Вот чудеса!
- Наверное, он принял все за настоящую войну, - ответил Серега. – Машины – они живые. Как и мы. Придется ему объяснить что к чему.
Два гусеничных тягача вытащили Шермана на берег, отвезли в ангар и поставили рядом с выкрашенным в желтый цвет неуклюжим танком с фарами-глазами на лобовой броне. Шерману показалось, будто его сосед чему-то улыбается.
- Ой, новенький, - тонким голосом сказал незнакомец. – Здравствуй. Познакомимся? Меня зовут Матильда.
Шерман вежливо представился и спросил, что здесь происходит. Почему все – и свои, и Враги, мирно стоят в одном помещении, не причиняя друг другу вреда.
- Война давно закончилась, - сказала Матильда. – И сейчас здесь музей. Но иногда мы играем в войну и надеемся, что наша работа больше никогда не понадобится.
Шерман мало что понял и решил, что разберется позже. А пока он очень устал и быстро заснул. Впервые за много лет он почувствовал себя дома.
@Maxfactor72

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Чт Ноя 07, 2019 10:17 pm

"Поцелуй между небом и землёй". Невыдуманная история

Уголок читателя - 3 - Страница 14 1445

"Я хочу умереть... Уже как две недели эта мысль глушит моё сознание. Две недели назад погиб мой любимый человек. Теперь я одна. Одна в этом сером и холодном мире, ведь без него нет ни красок, ни тепла, нет добрых прохожих и счастья в жизни. Нет ничего.

Я давно уже сирота и лишь он был мне семьей и всем миром, а что теперь...
- Соболезную, - прошептал мне на ухо коллега моего покойного мужа, я лишь невольно кивнула головой.
Мне кажется, не только я, но и все, абсолютно все забыли, как звучит мой голос. Вообще, он у меня звонкий, как, собственно, и смех. Но сейчас у меня не было сил сказать: "Спасибо".
Придя домой, я кинулась на нашу кровать и принялась рыдать. Рыдала пока не заболела голова и силы окончательно не покинули меня, я уснула прямо в верхней одежде...
Два месяца я провела дома, лишь изредка выходя в магазин за продуктами. Иногда звонила с мобильного на свой домашний телефон и, когда включался автоответчик, я могла вновь услышать его... Голос, который по-прежнему сводит меня с ума...
- Здравствуйте! Вы дозвонились самым счастливым людям на свете, нас, судя по всему, нет дома, оставьте своё сообщение и мы вам перезвоним, если вы только не моя теща! (Антон, что за шутки!) Пи-и-п.
Антон и правда сначала не понравился моей маме, но потом они как-то сошлись на бессмысленных шутках друг на другом.

Я все слушала и слушала этот автоответчик. Не выдержав уединения с его вещами и просто со всем, что напоминало мне о нём, я выбежала из квартиры. Три остановки, двести метров и вот он... Его памятник, фотография, где красуется его безумно красивая улыбка.
- Антош, - припала я к его памятнику, - я не могу больше, забери меня... Прошу, забери к себе. А если не заберёшь, сама лишу себя жизни.
На этих словах я уснула. Мне снились какие-то дети и незнакомый мне город. У нас с Антоном не было детей, я считала, что ещё рано. Как же я сейчас жалею, что сопротивлялась его просьбам... Прости меня.
Разбудило меня какое-то непонятное мне ощущение. Я лениво приоткрыла глаза, все было как во сне: я ощутила тепло по всему телу, солнце не пекло, а нежно согревало всё моё тело, плавно гладя меня своими яркими лучами, я же по-прежнему опиралась левым боком о памятник любимого, сидя на земле, а напротив меня сидел Антон... Он сидел на лавочке и, мило улыбаясь, смотрел мне в глаза.
- И чего это мы тут плачем, родная? Мне крокодильих луж тут не надо, - он присел ближе ко мне, весь светящийся, как звезда, - маму давно навещала?
Он говорил, а я не могла оторваться, я пыталась навсегда запомнить его большие и красивые глаза, морщинки от улыбки и каждую веснушку.
- Запоминаешь? - прочитал он мои мысли, и слёзы снова потекли по моим щекам, - глупая... Люблю тебя.

- Люблю, - вымолвила я, мне казалось, что я вот-вот проснусь и от мысли, что это произойдёт, я заплакала ещё сильнее.
Он прижал меня ещё крепче к себе, от чего я чуть не потеряла сознание, и поцеловал. Его губы были такими теплыми и нежными... Когда я открыла глаза, я сидела на лавочке с протянутой головой вперед, как будто действительного кого-то целовала. Он, видимо, пересадил меня сюда... Уходя, я всё ещё чувствовала его тепло на моих губах.
Прошли годы, мне уже семьдесят пять, у меня уже выросли дети и растут две самые прекрасные внучки. Но я никогда не забуду тот поцелуй между небом и землёй."

источник

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Пт Ноя 08, 2019 6:01 am

134942
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 29638
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пт Ноя 08, 2019 4:20 pm

ФРЕБЕЛИЧКА

Александр Бирштейн

Я уже не помню, с какой такой стати родители решили отдать меня фребеличке. Фребеличка – это такая толстая громадная тетка, которая разговаривает по-немецки даже с детьми, пасет их в парке Шевченко и, так мне говорили, таскает за волосы, если не слушаются.
Народная детская молва окрестила ее – фрау Гаденбург.
- Нечего пятилетнему оболтусу по двору шляться и хулиганить! – постановил папа.
- И вместо дурных слов, которые, конечно, запомнил в первую очередь, пусть знает иностранный язык! – радовалась мама.
- А я уже ни на что не годна… - многозначительно огорчалась бабушка и веско смотрела на папу.
- Вам тоже надо отдыхать! – фальшиво утешал ее папа.
Меня, впрочем, в обсуждение не вовлекли. И зря. У меня, по этому поводу, было свое мнение. Родителям стоило бы его выслушать. Сэкономили бы уйму денег.
В один нехороший день в дверь без стука протиснулась фрау Гаденбург и с порога, ни с кем не поздоровавшись, спросила:
- Где!
Родители, отводя глаза, указали ей на меня. Я в это время мирно рисовал какое-то чудовище на оранжевых обоях.
- Что ты рисуешь? – снизошла фрау до меня. Оказывается, она знала и по-русски. – Это зверь или человек?
- Не человек, - горько сообщил я, - это ты!
- Мальчик шутит! – поспешила вмешаться мама.
- Шутник! – поддержала ее фрау Гаденбург и сделала вид, что гладит меня по голове. Было очень больно.
Утром она вывела меня на прогулку. Мы спускались по лестнице, сопровождаемые стенаниями бабушки.
- Готыню! - жаловалась она. – Отдали дитя на муку!
- Киндер гут! – вцепившись в меня, вещала фрау.
Я не спорил…
По дороге мы подобрали еще трех забитых мальчиков и двух плаксивых девочек. И фрау повела нас в парк, отдавая команды по-немецки. Я язык не знал, посему, хоть и старался, получил пару подзатыльников.
Я был дворовым мальчишкой. Ребята, кто постарше, родились до войны. Кто помладше были еще почти грудными. Естественно, я лип к взрослым. Слова, которым они меня научили, могли вогнать в краску даже извозчика из керосиновой лавки на углу Кангуна и Еврейской.
В общем, я стал передавать нажитые знания пациентам фрау Гаденбург.
Надо сказать, что мой педагогический дар заткнул за пояс языковые потуги фрау. Информация усваивалась легко и непринужденно. Результат был тут же предъявлен фрау Гаденбург всеми пятью ее клиентами в чистом и незамутненном виде.
Не стану раскрывать все слова и выражения, усвоенные товарищами по несчастью. Приведу самое невинное.
- Кто это бежит по аллейке? – елейно вопросила фрау Гаденбург, указывая на рыжую собачку, пробегающую мимо.
- Сука! – грянули шесть глоток.
Домой я был приведен за ухо.
А дома застал мрачного папу, виноватую маму, ликующую бабушку и насупленную мадам Гоменбашен.
- Мальчик уже умеет говорить ни идыш? – начала мадам Гоменбашен.
- Идиш – устаревший язык и никому не нужный! – ответствовал папа.
- Да, я понимаю, язык этих фашист просто необходим ребенку! – якобы согласилась мадам.
- Да и русский у него своеобразный… - подлила масло в огонь бабушка.
- Чтоб сдать кандидатский минимум, надо знать иностранный язык – немецкий или английский! – пояснила мама.
- Мадам Трауберг, - обрадовалась мадам Гоменбашен, - ваш внук уже завтра будет профессор! Если его, конечно, не убьет эта мишигине фрау Гаденбург. – Сколько слова по-ихнему ты уже знаешь? – обратилась она ко мне.
- Два! – признался я.
- Какие?
- Юден швайн! – выпалил я.
- И все? И так мало? – поразилась мадам Гоменбашен. – Но зато такой красивый слова! Правда? – обратилась она уже к родителям.
Те, сконфуженные, молчали.
- Кажится, я уже все сказала! – предположила мадам Гоменбашен и ушла.
Больше к фребеличке меня не посылали. Думаете, мне стало легче? Тот случай! Меня отдали в детский сад. И тут уж была бессильна сама мадам Гоменбашен.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пт Ноя 08, 2019 4:25 pm

СКАЗКА ОБ АМНЕЗИИ (Из книги "Сказки о любви)

Александр Бирштейн

Детей у них не было.
Ее звали – Мария, и он называл ее – Муся. Его звали Евдоким. Странное имя, да? Вернее, не странное, а старинное. Сейчас таких не носят… Вот она и называла его сокращенно – Ким.
Ким и Муся. Муж и жена. А толку?
Она работала в каком-то НИИ по станкам. Инженером второй категории. В общем, сами понимаете…
Он на заводе заместителем начальника цеха. Маленький завод, маленький цех, маленькая зарплата…
Жили…
Уходили рано, приходили поздно. Что-то ели. Она не любила готовить, но он был неприхотлив. Потом он брал газету, а она садилась к телевизору.
В пол одиннадцатого ложились спать.
Иногда они разговаривали. Насчет того, что надо бы на зиму подкупить картошки, например… Или по другому, но все равно такому же, поводу.
Он был муж, а не мужчина. А она не женщина, а жена.
- Так все живут! – думала она.
- Так все живут! – думал он.
Однажды он не пришел с работы домой.
Она пообедала одна, посмотрела телевизор и легла спать. На следующий день все повторилось. А на третий она как-то забеспокоилась и начала наводить справки.
Он оказался в больнице.
Его нашли в подворотне без денег, документов и часов. Голова сильно была разбита.
И… он не помнил ничего!
- Амнезия! – говорили врачи.
- Пройдет! – обещали врачи, но на ее вопрос: - Когда? – только пожимали плечами.
Она забрала его домой.
Он вошел в дом, не узнавая его. Потынялся по квартире…
- Где я? – спросил.
- Дома! – ответила она. Ей все время казалось, что он притворяется, что этого не может быть… Но было…
Спали он, как и прежде, вместе. На третью или четвертую ночь его рука – теплая и сухая! – стала гладить ее грудь.
А дальше было хорошо!
- Как тебя зовут? – наутро спросил он.
- Мария! – ответила она.
- Маша… - задумался он, - Машенька…
Ей было тридцать шесть. И лет пятнадцать, да-да, пятнадцать лет она не была Машенькой!
- Как меня зовут? Звали… - опять спросил он.
- Ким…
- Ничего! – одобрил он.
И они стали жить дальше. Неплохо, кстати, жить.
Ему дали инвалидность и пенсию. Целыми днями он хозяйничал по дому, ходил за покупками, после работы ее всегда ждало что-то горячее и вкусное. Поэтому домой приходить стало приятно.
А еще больше она ждала ночей. Потому, что… Ну, да сами знаете. А кто не знает, того жалко. Очень!
Через год у них родилась девочка.
А еще через месяц к нему вернулась память.
И…

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пт Ноя 08, 2019 4:29 pm

РАССУЖДЕНИЯ ЭРДЕЛЯ ТУТЫ ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Александр Бирштейн
·
Человек – порода неблагодарная. Живут, всеми достижениями собачьей цивилизации пользуются, а благодарности никакой. Ни тебе спасибо, ни, тем более, сосиску. Только командовать они горазды.
- Сидеть, Тута! Стоять, Тута! – и самое любимое:
- Нельзя, Тута!
Да-да, наглости хватает все нужное, интересное и полезное собакам запрещать. Забыли уже, кто их этому самому нужному и полезному обучил. Например, кичатся люди своей почти поголовной грамотностью. А откуда она у них? Дали Тутины предки просто в подарок. Не верите? Тогда смотрите:
Как по-собачьи сообщения, заметки, рассказы и письма другим собакам оставлять? Правильно – пИсать! А людям, как аналогичные процедуры производить? Догадались – писАть! Терминологию и ту сперли. Плагиаторрры!
Теперь, опять смотрите: сколько лет их письменности? Несколько тысячелетий. А сколько времени собаки и люди пИсают? Ответ ясен – всегда! Во всяком случае, собаки. Вот люди и подсмотрели, а потом и призадумались своим мышлением чахлым. Кстати, заметили, что их мышление, с позволения сказать, от мыши происходит. Это тоже о чем-то говорит. Пррравда?
Да и письменность у них какая-то странная. Закорючки червивые и букв мало. Да и чтоб мысль выразить столько этих значков накарябать надо. Сррравните!
Присела собачка несколько фраз капнула и всем, даже котам понятно, что буля Астра, идиотка, сволочь и Тута еще даст ей оторваться.
А что они читают? Что они читают?
Вот «Гамлет», например. Мало того, что в книжках, так и в театре его играют. И никто не задумался, что Гамлет – старое собачье имя. Древней даже их занюханного Эльсинора. Кстати, знаете, откуда это название? Эх, вы! А сообразить? Просто же, как докторская колбаса. Эльсинор – это – нора Эльси, дом ее, короче говоря.
Кто такая Эльси? О, это прародительница дагов. Датчан, то есть. Люди их догами называют. И тут, кстати, грамотность подкачала. Буквы перепутали.
Усвоили? А теперь обратите внимание, что героя с древним собачьим именем только люди играют. Тута, что-то не видела, чтоб Гамлета собака играла!
А что говорить о всяких Ахиллах, Гомерах и прочих колли?
Кстати, об именах. Как хорошее имя, так кому угодно, кроме собаки.
Например, Барс – вполне достойное имя. Так его сдуру, конечно, котам отдали. Ну, какой из кота Барс? Барсик, не более.
А собакам что? Тузик, Бобик, Жулька. Позорррище!
А еще знаете, что они, эти недоумки, люди придумали? Общество защиты животных! Представляете? Люди защищают животных! А кто этих животных довел до того, что их защищать надо? Ответ и мопсу понятен – те же люди! И что? Сразу концлагеря-питомники возникли. Нет, не учит история. Ничему не учит.
Или взять питание. Эти вискасы и прочие деликатесы по-человечески. Продукция для ленивых хозяев. Нет, чтоб стать к столу, приготовить для собачки завтрак с мясом, кашей и зеленью, морковкой и яблоком. Но кто ж станет утруждаться? Дернут за колечко, откроют банку, вывалят в миску, жри.
А знаете, что еще придумали эти люди? Собачьи выставки! Это же уму непостижимо! Хотя… Откуда у них уму взяться? Одни привычки да инстинкты. Короче, вторая сигнальная.
Собирают собак со всего города. С хозяевами на поводке, естественно, и решают, какая собака лучшая. Не по уму, не по способностям собирают, а по породам. Удумали! Это как у людей чемпионат по шахматам только среди евреев проводить, а чемпионат по футболу среди бразильцев. Несправедливо? Но люди есть люди…
Или вот награды у них. Медалька треугольная. Ну, и кто на этой, с позволения сказать, награде, изображен? Овчарррка!
Да Тута ее ни за какие «Мишки на севере» не наденет! Чтоб эрдель носил медаль с мордой овчарки? Нет, такое даже ротвейлеру не придумать!
А хозяин, хоть и человечьей породы, не глупее пуделя будет. Повесил эту с понтом медаль в коридоре и чуть что:
- Тута, не будешь мыть лапы после прогулки, медаль надену!
Шантажист!
А сам мыть руки не очень-то и любит. Тута все замечает.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Сб Ноя 09, 2019 6:03 pm

СКАЗКА О ДОЛГОЖДАННОЙ ПРОКЛЯТОЙ ОСЕНИ

Александр Бирштейн

Она умеет считать цыплят!
Озарение пришло неожиданно. И мне стало плохо. И неуютно. Сам я цыплят считать не умел. И вообще считал, что это скверно.
А она, как выяснилось, умела. И что делать?
Думаете, я ее сразу же разлюбил? Если бы... Просто любовь моя стало мучительной и ненужной. Прежде всего, мне.
В принципе, расчетливость не такая уж плохая черта. Рассудительность, расчетливость, умение сводить концы с концами... Благо все это, благо! Радоваться надо. А мне запить хочется. Водку коньяком. Или наоборот. И даже, не поверите, говорить-жаловаться длинными фразами.
Я пижон, да?
Я чистоплюй, да?
Короче, сволочь и не знаю, что мне надо.
Хорошо. Пусть будет так. Ладно... Выдержу, да? Ведь выдержу же, правда?

Я знал, что проведу Новый год один. Поэтому оттягивал и оттягивал момент возвращения домой. Когда увидел голосующую на дороге красивую женщину, обрадовался. И остановился.
– Куда? – спросил я.
– Куда хотите! – ответила она.
О, как она была хороша!
– Далеко! – сказал я.
– Что далеко?
– Край света!
И мы поехали к ней.

У меня есть свое жилье. Отличное, кстати.
Но пустое.
Совсем пустое.
Безлюдное, короче. И нежилое. А я живу. Куда деваться? Четыре комнаты пустоты. С мебелью.
У нее тоже в доме никого не было. Так что я даже не растерялся.

Я пропускаю! Я столько всего пропускаю!
О чем говорили мы в машине? Не помню... Нет, правда-правда не помню! Зато мыселька в голове. Нет, несколько.
– Домой... Везти к себе домой... Совсем незнакомую женщину... А мама когда-то говорила...
А потом, когда она сказала, что едем к ней.
– Мало ли... К незнакомой... Еще по голове дадут...
Хорош, да? У-у-у, до чего хорош. Зато не вру! Зачем врать? Какой есть. Какой был...
А что я умалчиваю? О-о, совсем несущественное!
Просто надо разобраться. В чем? В том, почему я один? Почему она одна? Почему вообще люди одиноки? Но это же глобально! Куда мне... Ну, хорошо, хорошо. Пусть будет задача попроще. Почему я одинок?

Мы стали – тут многоточие! – вместе. Жить? Спать? Гулять? А Бог его знает! Не разлучались. День, другой, ... пятый... А потом? Предлог бы, ох, предлог... Полцарства за предлог, чтоб побыть одному! Надоела? Нет и еще тысяча раз нет! Может что-то не так? Отнюдь! Все замечательно!
И... все не так!
Сбежал! На день... На полтора даже! А потом... обратно потянуло. И все по-прежнему.
Только гляжу: и она мается. Что, ей тоже предлог для одиночества нужен? Обиделся. А потом одумался.
– Давай, – говорю, – я у себя пока поживу, а ты свистни, когда захочешь...
Через три дня позвала.
И стали мы друг другу приходящими. И, вроде, все хорошо... Надолго? Не помню.
А потом...
То выгодно. То невыгодно. То дорого. А то мы вообще себе позволить не можем... А на том, наоборот, заработать можно.
Осень! Осень-осень-осень! Цыплята!
И когда эта проклятая осень в разгаре была, понял, что люблю.
Странно. Говорят, что, когда любишь, недостатков не замечаешь. А я замечаю. Нет, вижу! И люблю!
И... хочу быть один.

Неужели мир состоит из бесчисленных одиночеств, иногда, только иногда, на время, на недолгое время приникающих друг к другу?
…………………………………………………………………………………………………………………………….
Странное, непонятное нежелание садиться в этот самолет охватило его перед самой посадкой. Он даже подумал, было, сдать билет. Но вспомнил, что соскучился. Так соскучился...

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Вт Ноя 12, 2019 8:12 pm

СКАЗКА ОБ ОЖИДАНИИ

Александр Бирштейн

И я пошел надеть штаны. Жарко. Можно бы и в трусах по дому передвигаться. Но она сказала, что будут гости. Она – это жена, естественно. Столько лет в браке, что выражение «Моя любимая женщина» сокращалось, сокращалось… Таяло даже. Впрочем, и я, нынче, называюсь – он.
– Он пойдет гулять с собакой?
Кстати о собаке. Собаки у нас за годы брака тоже уменьшались в размере. Представляете диапазон от сен-бернара до той-терьера. От лорда до мелкого, суетливого доносчика. Я тоже не представлял, клялся, что такому не бывать и… Все потому, что я мягкий, терпеливый. Главное, чтоб в доме тихо было. Без звуков электродрели, которые она издает, когда чем-то недовольно. Впрочем, кротостью тут и не пахнет. Привык. Приспособился…
Да, так я о штанах. По случаю прихода гостей, кстати, - кто бы это мог быть? - положено надевать что-то длинное в диапазоне от спортивных брюк до, даже, парадных. Мучение, конечно, жарко в доме. Кондиционер не включаем, у нее от него голова болит. И что-то еще, забыл, правда, что. Спина, кажется. У нее всегда что-то болит. Несчастная женщина. Мне иногда кажется, что садясь вечерком якобы обдумать, что назавтра надеть, она, на самом деле, решает, что будет болеть. Тоже, знаете ли, штука важная. Например, если надо отправить меня по магазинам за продуктами или на рынок, у нее должны болеть ноги. Ну, вы поняли, да? Я и так пойду, но знаю, чем это заканчивается.
«Не то купил, переплатил, обвесили, обсчитали, от тебя никакой помощи…».
Набор, в принципе, стандартный. Всем давно известный, но обидно. Да-да, обидно, но попробуй, покажи, что это так. Тут раскаянье нужно, признание вины и своего несовершенства.
Так я о брюках. Парадные или спортивные? Вот вопрос! Главное, чтоб не джинсы. Она их как-то, давно уже, погладила. Утюгом. Через тряпочку. Такие стрелки образовались, что не выведешь. Стирал уже джинсы эти, расправлял, развешивая… А стрелки видны. И это спустя годы. Не так на меня люди смотрят, когда я в джинсах. Ой, не так. А что думают, при этом! Как приговора жду команду:
- А сегодня надень джинсы!
И попробуй, откажись! Сразу начнется:
- Ты мне до конца жизни эти стрелки будешь вспоминать! – или – Купи, купи себе новые, купи! Я без лекарства обойдусь, лишь бы ты в новых штанах щеголял!
Лекарства… Да она их сроду не пьет. Но складирует. Как по телевизору какое лекарство «от всего» покажут, тут же несется в аптеку. А то не хватит.
Узнал. Сегодня придет ее лучшая подруга с мужем. Муж – неудачник. Кто бы сомневался. Поэтому надо надеть парадные брюки. Весь вечер она будет жаловаться на меня, а подруга на мужа. Он мужик неплохой, видимо. Точнее не знаю. Нам даже выйти в кухню покурить не дозволяют. Будем с ним сидеть и тоскливо смотреть на графин с водкой. Иди знай, как вечер сложится, может и разрешат по рюмке, не полной, конечно.
«Пьянству бой!» - закон жизни. Семейной…
А потом:
- Кто-нибудь поставит чайник?
- Кто-нибудь заварит чай?
Ставлю. Завариваю.
Жду.
Жду год, другой, много-много лет…
Чего жду?

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Вт Ноя 12, 2019 9:03 pm

СКАЗКА О ПЛАТЕ ЗА ВСЕ

Александр Бирштейн

В зале ожидания кучковались священники. Их было человек пятьдесят. Баулы и сумки служителей культа стояли, как бы в очереди, подле дверей, через которые пускают на таможенный и прочие досмотры. Но дверь была закрыта. Рейс задерживался.
– Интересно, а что попам в еврейских местах делать? – подумал он. А потом все же сообразил.
Прочие пассажиры, в основном евреи, тихонько прощались с родственниками. Некоторые из них имели вполне нормальный вид.
– Никогда б не подумал, что евреи! – решил он.
Стали пускать. У стойки таможенника он попытался расслабиться. Кажется, ему это удалось, ибо тот, скользнув наметанным глазом по полупустой сумке, разрешил:
- Проходите!
Он облегченно вздохнул. И… поступил в распоряжение молодого человека, стоящего за пюпитром с какими-то бумагами. И началось!
– Куда конкретно едете? Кто паковал багаж? Как добирались в аэропорт? Кем вам приходится пригласивший?
– Лучший друг! – ответил он и нехорошо усмехнулся.
Лучший друг… Еврей – лучший друг! Дожил! В страшном сне такое не увидишь. Нет, что-то в этом мире перевернулось!
С Генрихом, соучеником по институту, приславшим гостевой вызов, он в Израиле видеться не планировал. Еще чего не хватало! Специально взял билеты так, чтоб пробыть в Израиле не больше одного дня.
– Вы ж ничего посмотреть не успеете, а такие деньги потратите! – ужасалась мымра из турфирмы.
– Разберусь! – глупо ответил он тогда этой дамочке.
– Цель поездки! – тем временем не отставал въедливый молодой человек.
– Посещение могил родственников! – ответил он, как учили.
Ответ понравился, и молодой человек налепил зеленые квадратики на обложку паспорта и сумку.
– Проходите, пожалуйста!
Сдав сумку, он прошел паспортный контроль, потом рамку. Все! В накопительном зале уже имелось довольно много народу. Причем, объем, занимаемый евреями, показался очень большим. Священники просто в нем терялись.
– Вот племя! – неодобрительно подумал он.
Потом, купил чашечку эспрессо и сел за столик.
***
Цель поедки… Если б он ее знал… Встретиться. И… Сказать, сказать… Он представил ее глаза, полные слез, и в душе что-то запело.
А ведь двадцать пять лет прошло! Нет, двадцать пять будет завтра! Серебряная свадьба! Кстати, и штамп в паспорте имеется. Паспорт менялся, а штамп он оставил. Зачем?
Евреев он не любил! Всегда! Не ненавидел – больно жирно им будет, - а именно не любил! Как назло, их было довольно много. Особенно в их группе в институте, куда он поступил, приехав из маленького городка в той же области. Его раздражало то, что эти самые нелюбимые евреи все время лезли со своей дружбой. Как этот, как его, Герка, приславший вызов.
Уходил он, уходил он от любого сближения. Даже учиться хорошо стал и ходил на все лекции, чтоб не просить конспекты!
На работе в режимном институте, куда попал по распределению, евреев, слава Богу, не было. Да-а, закрытый почтовый ящик – это здорово! Плюс зарплата, плюс блага… Через три – три! – года он получил квартиру, еще через три смог купить машину!
Родители по-прежнему жили в своем городишке. Виделся с ними редко. Но деньгами помогал. А что жалко? Деньги-то были.
Вообще-то, жил довольно скучно. Случались, конечно, какие-то женщины. Но они хотели замуж. И он с ними расставался. Единственным местом, куда ходил регулярно, был стадион. Глядя футбол, он отдыхал и даже сил, вроде, набирался.
Там-то и Лену встретил. Ух, как она болела! Залюбуешься! Он и залюбовался. Даже на поле забывал смотреть!
– Какая красивая! – подумал тогда. И еще подумал, что, кажется, еврейка. И отмахнулся сам от себя.
На следующий матч, сам не зная почему, взял билет на ту же трибуну. И увидел ее. И обрадовался. Место его было на два ряда ниже. Так что, приходилось оглядываться. Часто… Он ловил себя на этом и сам на себя сердился.
А на третьем матче они познакомились. И он пригласил ее отметить победу «Черноморца».
Через месяц Лена переехала к нему.
И началось… счастье!
Счастье? Но она же еврейка!
– Я прощаю ей это! – говорил он себе.
Что прощаю? Зачем прощаю? Что за чушь, вообще? И он сам понимал, что это чушь. И все путалось. И он отмахивался от себя.
Что вы знаете? Он даже жениться хотел! Он! Хотел! Жениться!
А она отказывалась!
Главное, любила, любила его! Но отказывалась. А когда он настаивал, начинала плакать.
***
В самолете место оказалось у иллюминатора – повезло! – он сел, сразу же пристегнулся и закрыл глаза. Евреи расползались по салонам, поглотив священников, шумя и суетясь.
Они не давали думать-вспоминать, и это злило.
Наконец, самолет взлетел, все как-то успокоилось…
Разносили напитки. Он отказался. Потом привезли еду. Он отказался тоже. Не хватало еще есть их еду… Хотелось одного – покоя. Но покой не приходил.
***
Когда Лена забеременела, он обрадовался.
– Теперь никуда от ЗАГСа не денется! – ликовал.
Лена же ребенка не хотела. Почему? Отчего? Он кричал, шептал, угрожал, переставал разговаривать…
Наконец она призналась, что собирается уезжать. Дважды уже подавала документы, дважды отказывали, но она очень надеется на третий раз. Времена-то меняются.
– А я? – поразился он. – А как же я?
– Тебя тогда не было! – плача, оправдывалась она.
Тогда он ушел из дома. Оставил все ей и ушел. Ночевал у знакомых…
Неделю спустя, она дождалась его у проходной. Условием своего возвращения поставил поход в ЗАГС. Жена сотрудница была в районном ЗАГСе какой-то начальницей. Так что, их расписали в три дня.
***
Самолет слегка запрыгал по бетонным плитам.
– Мы прибыли в аэропорт Бен-Гурион… Температура воздуха… + 34 градуса…
Пассажиры, все, кроме него и священников загалдели на каком-то непонятном и оттого еще более чужом языке. Их, вроде, как бы больше стало…
Длинные-предлинные переходы, ожидание багажа…
Наконец, все позади. Он вышел в немного душную, но яркую ночь.
– Как попасть в Иерусалим? – спросил он у первого попавшегося еврея. Тот объяснил быстро и толково. Он поблагодарил, отошел и только тогда понял, что разговор шел на русском языке.
– Воистину «на четверть бывший наш народ»! – усмехнулся. И тут же выругал себя:
– Наш… Какой там наш?
Поменяв доллары на шекели, сел в автобус. Вскоре автобус тронулся.
– А светло-то как! – поразился, глядя в окно. Честно говоря, он рассматривал эту поездку еще и как акт мужества.
– Там стреляют, бросают касамы и взрывают! – рассказывала дома пресса.
Но что-то никто не стрелял. И взрывов не наблюдалось…
Он успокоился и закрыл глаза.
***
Через двадцать два дня после того, как их расписали, она получила разрешение на выезд.
– Уеду одна, – сказала Лена, – а там нас станет двое!
– А я? – закричал он.
– Поедь, поедь, поедь с нами! – взмолилась она.
– Ни за что!
Дни превратились в войну!
– Оставайся! – молил он.
– Я тут жить не могу и не буду! – отвечала она.
Постепенно – а может это только казалось? – любовь становилась ненавистью.
– Ненавижу! – кричал он.
Она молчала. Только смотрела на него темными, сухими глазами. И говорила о том, что убьет плод.
– Давно пора! – кричал он. Сгоряча! Разве он соображал тогда что-то?
Как-то он не застал ее дома. На столе лежал пакет, а в нем драгоценности. И те, что у нее были, и те, что он ей дарил.
– Плата за все! – было написано в записке. И он понял, что она уехала.
***
Гостиница оказалась рядом с автовокзалом. Дорогу показал какой-то солдатик с автоматом. Странно, но и он говорил по-русски.
Номер оказался вполне приличным. Он умылся, потом взял сумку и достал пакет, спрятанный в донышке.
– Завтра! – билось в голове, – Завтра я швырну ей это!
Он, не раздеваясь, прилег на кровать и положил руки под голову. Самое смешное, что все-таки уснул. А очнулся, когда было уже светло. Торопливо схватив пакет и бумажку с адресом, выскочил на улицу.
– По Яффо до короля Георга, потом повернуть… – конечно же, он наизусть знал то, что написано в бумажке.
Вот и скверик, где она гуляет каждый день. Но там пусто…
– Как же так? – отчаялся он, а потом глянул на часы. Шесть утра…
Он сел на скамейку и облокотился на спинку.
***
Пакет вместе с запиской тогда положил в шкаф и попытался о них забыть. А заодно о ней. Получилось? Как сказать… Он ведь так и не женился с тех пор…
Вскоре после развала страны институт закрылся. Это не очень его огорчило. Имелись некоторые бизнес-планы, которые стал воплощать. Миллионером не стал, но на жизнь, можно сказать, хватало. Несколько раз хотел поменять квартиру – в его положении жить в однокомнатной хрущобе было неприлично. Но почему-то это не сделал.
Отдыхать ездил только на европейские курорты. Италия, Франция, Испания… Собственно в Коста-Браво и встретил он Генриха. Тот, почему-то обрадовался, приставал с воспоминаниями об институтских годах. К счастью, Генрих с семейством назавтра отваливал в свою Израиловку.
– Слушай! – сказал Генрих, уже садясь в такси, – А я твою бывшую жену каждый день встречаю!
– Как! – опешил он.
Дело в том, что Генрих действительно знал Лену. Он сам их познакомил, стремясь показать, что у него есть и еврейские друзья.
– Где? – спросил он, жарко глядя на Генриха.
– По дороге на работу! – пояснил Генрих.
– Где?
Воистину он тогда мог говорить только короткими словами…
И Генрих написал адрес сквера на бумажке. И ее адрес. Она жила рядом со сквером. А на другой стороне бумажки, на всякий случай, свой телефон.
Прилетев домой, он стал мечтать, как кинет пакет с цацками ей в лицо вместе с той запиской и уйдет. Навсегда!
О, как ему нравилась эта идея! Он даже унизился до того, что позвонил Генриху и попросил вызов…
И вот он тут…
***
Она вошла в сквер, толкая перед собой коляску. В коляске сидел жизнерадостный мальчишка.
Она почти не изменилась. Издали ведь не видны морщинки и седина в волосах… Но не это взволновало его.
– Ребенок! Она замужем!
Вблизи мальчишка в коляске ему кого-то напомнил. Но кого он от волнения вспомнить не смог.
– На! Ты! Забыла! – швырнул он к ее ногам пакет.
– Ты… – опешила она. И хотела что-то сказать, но губы не слушались, и она только показывала, показывала рукой на мальчика.
– Не прощу! – фальцетом прокричал он и убежал.
Это, наверное, выглядело смешным.
Выглядело… Смешным…
Автобус. Аэропорт. Контроль…
Наконец самолет.
Лицо пылало. Он вошел в туалет, пустил воду и приложил мокрые ладони к горящему лицу. Стало чуть легче, и он осмелился глянуть на себя в зеркало. А там он увидел лицо мальчика из коляски.
– Как же так… - растерянно бормотал он.
И тут, как возмездие или милость пришло понимание того, что у него внук. И еще есть… он даже не знал, кто: сын или дочь…
А самолет летел, летел…

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Чт Ноя 14, 2019 12:59 am

"Мечтаю стать маминым телефоном": 
    (сочинение школьника)

Это история случилась в семье одной школьной учительницы. Все случилось, когда, придя домой учительница русского языка и литературы, открыла очередную тетрадь, чтобы проверить домашнее задание. В какой-то момент, она обхватила голову руками, эмоции переполняли все ее существо, она уже не могла сдержать слезы, не могла произнести ни слова, плач душил ее, это был момент, когда время остановилось. Ее супруг находился рядом и казалось абстрагировался от всего, он пребывал в своем телефоне, ничего, казалось бы, не могло отвлечь его от этого процесса. Но повернув голову и увидев жену в таком состоянии, он, пребывая в недоумении, не решался задать вопрос «Что происходит?».
Не убирая телефон и не отводя глаз от дисплея, спустя какое-то время, он все-таки спросил, что послужило причиной такого поведения. Подняв заплаканные глаза, супруга посмотрела на мужа и сказала, что сейчас проверяла домашнее задание своих учеников маленькое эссе на тему «Моя сокровенная мечта?». Супруг недоумевая и отметив про себя странность поведения своей жены, без особого интереса и участия, все-таки продолжил разговор, чтобы выяснить, что же вызвало такую бурную реакцию. Супруга ответила, что последнее эссе, перевернуло весь ее мир. Отложив телефон в сторону, супруг попросил рассказать подробнее, некое волнение появилось на его лице, и он заинтересовался тем самым эссе, которое довело его супругу до такого состояния и попросил прочесть его.В сочинении было следующее: «Моя самая заветная мечта – быть крутым телефоном. Мои мама и папа очень любят телефоны последних моделей, это их любимые устройства, они так много времени проводят с ними, я вижу, как они делятся с телефоном всем. Общение со мной не доставляет им такого удовольствия, они часам могу не замечать меня. Когда я прошу папу поиграть со мной в какую-нибудь игру, он говорит, что только не сегодня, потому что был тяжелый день и он очень устал. Но я вижу, как он берет в руки свой телефон и вся усталость проходит, он может так просидеть часами.
Когда мама занята своими делами, но она знает, что я уже больше часа жду, когда она уделит мне немного времени, чтобы посмотреть любимое аниме и вдруг раздается звонок по телефону, она забывает обо мне, и не прервет разговор даже если я заплачу. Мои родители читают, играют в игры, они заботятся и очень дорожат своими телефонами. Все мои просьбы побыть вместе они не замечают, потому что там в телефоне есть более важные вещи чем я. Когда прошу маму поговорить со мной, потому что хочу сказать ей что то важное, она всегда говорит что немного позже, что сейчас очень занята, а в руках у нее телефон. Поэтому я хочу стать телефоном, чтобы быть рядом со своими любимыми родителями».
Жена дочитала эссе и посмотрела на мужа, она не ожидала такой реакции, он был взволнован и в глазах читалась боль он сопереживал этому мальчугану. Супруг посмотрел на жену и сказал «Как бы я хотел сейчас обнять этого парня». Жена подняла красные от слез глаза и ответила: 
«Ты можешь сделать это прямо сейчас – это написал наш сын».
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пт Ноя 15, 2019 4:04 pm

good good good
===================================================================
Про кота и малыша

Малыша долго никто не забирал из родильного отделения.
Бывает такое. Отказались, и как назло никто не изъявлял желания.
Так что, малыш застрял там и его временно определили на свободную кроватку. Но как вы понимаете, его это не очень устраивало и он орал так, что уши закладывало.
А однажды замолчал. И испугавшаяся медсестра, забежавшая
посмотреть что случилось с ним, и не задохнулся ли не дай Бог от такого крика, с удивлением увидела…

Она увидела, что к нему прижимается большой серый кот, общий любимец и баловень. Вот только гладить себя не давал никому и на руки категорически отказывался идти.

Да, разумеется все знали, что коту в отделении делать нечего и вообще нельзя. Но попробуйте объяснить это коту, да и всем кто его прикармливал. Так что, несмотря на все запреты и угрозы расправы, серый кот был вроде как штатным сотрудником с функцией психотерапевта для работников.

Медсестра попыталась согнать пушистого с кроватки, но малыш вцепился в него всеми своими ручками, и дико заверещал, когда их попытались разлучить. Всё отделение бегало смотреть на эту картину, и даже строгий заведующий, страшно ругаясь и обещая всех уволить, подошел и погладил серого родителя.

Так они и лежали вместе. Кот уходил ненадолго по своим делам и перекусить, а малыш покорно ждалвозвращения приобретённого папочки.

А потом нашлись желающие его забрать, но как оказалось тот ни в какую не собирался уходить без своего родителя четырёхлапого.

-Он же ему хвост сосёт!- кричали пришедшие усыновители.
-Ну, сосёт-соглашались печально мед сёстры. А что делать?
Как заберёшь, так малой орать начинает и задыхается.

Короче говоря, история стала известна за пределами больницы, и кроме всего персонала приходившего посмотреть, сфотографировать и принести подношения пушистому родителю, стали приходить совсем другие пары.

Они давно соглашались взять обоих. Да вот кот не хотел.
Можете посмеяться, но малыша не забрали до тех пор, пока кот не изъявил согласия пойти на руки новым родителям.

Так их вдвоём и унесли. Мужчина нёс на руках кота, а женщина ребёнка. Каждый получил то, что хотел. Кот обнял лапами мужика за шею и положил ему голову на левое плечо.

Медсёстры с удивлением наблюдали эту картину.

Ругательный и грозный главврач, вышедший вместе со всеми
провожать парочку, посмотрел на это и сказал:
-Хорошие будут родители, точно вам это говорю. Я то знаю.
У меня пятеро таких пушистых паршивцев.
Уж они то точно знают, кто самый лучший.

И вдруг, сообразив, что сболтнул лишнего, нахмурился и стал ругаться на всех, потому что не глазеть надо,
а работать, чёрт возьми.
© Олег Бондаренко.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Пт Ноя 15, 2019 10:29 pm

СЕРЫЙ. ( К РАЗМЫШЛЕНИЮ)


Через неделю после нас вернулись последним катером с дачи соседи. И вернулись они без своего кота. Огромного, серого бандита без правого уха. Всё лето мы с ним воевали на даче. То он воровал у меня еду со стола, то копался в огороде. Короче говоря, привык я к нему. И когда увидел пару, вернувшуюся без серого, то страшно расстроился и попросил жену пойти и безо всяких околичностей спросить, куда делся их кот.
Всё оказалось именно так плохо, как я и предполагал. Кота оставили на даче.
Я мучился и переживал до самого вечера. А потом набрал номер телефона начальника и попросил на завтра выходной. Жена тяжело вздохнула и сказала :
– Осторожно там. Попроси, чтобы лодкой перевезли.
Погода не задалась с самого утра. Свинцовые тучи сеяли мелкий противный дождик, а ветер подгонял пожухлую и примёрзшую местами к асфальту листву. Я бродил по лодочной станции надеясь, что кто-нибудь всё же соберётся на ту сторону за забытыми вещами.
Но кто-нибудь не нашелся. Нашелся здоровый мужик в сапогах сорок пятого размера. Он копался в моторе и что-то ворчал. Я объяснил ему, что забыл на даче очень важные, жизненно важные документы, и протянул ему пятьдесят долларов. Он опустил в карман бумажку и, объясняя небесам всё про дачников, которые и голову забудут, спустил лодку на воду.
Волны были очень приличные. Они плевались отчаянно холодной пеной и грозились опрокинуть утлое судёнышко. Так что, через полчаса отчаянной борьбы с водной стихией мы оказались на берегу возле наших дач. Сопровождаемый напутствием угрюмого мужика о том, что за такие прелести не мешало бы набавить ещё двадцатку, я помчался к даче. Небо постепенно серело, и мелкий дождик переходил в ледяную крупу.
–Серый, серый, серый! - кричал я во всё горло, надеясь что он всё ещё жив.
И Серый появился. Зябко поёживаясь, прижавшись к моим ногам, он жалобно пищал. Я схватил его на руки и бросился к лодке. Подлетев к ней и прыгнув, я посадил кота рядом с собой. Угрюмый мужик вытаращил глаза и открыл рот. Но тут…
Но тут Серый выпрыгнул из лодки и, как-то стеснительно прижав своё единственное левое ухо к голове, просительно и тихонько мяукнул. Потом развернулся и побежал назад.
–Стой, стой, стой, куда ты, черт возьми!- заорал я.
Потом выскочил и, не обращая внимания на маты, проклятия и обещания бросить нас к чёртовой матери, я побежал за котом.
Он нёсся впереди и я за ним, причитая и заламывая руки, и вдруг свернув налево он исчез в кустах. Подбежав и раздвинув ветки я увидел, как серый, одноухий кот прижался к маленькому черному котёнку. Котёнок был мокрый и отчаянно пищал. Серый виновато посмотрел на меня и мяукнул.
Я опустился на мокрую землю и собрался взять в руки обоих. Но тут земля загрохотала. Это угрюмый мужик топал своими огромными сапожищами, изрыгая потоки проклятий. Он возник у меня за спиной и вдруг затих.
Потом совершенно спокойным и приятным на удивление голосом сказал – Давай, поторапливайся. Потому, что сейчас начнётся метель и всё снегом занесёт.
Я поднял Серого и маленького черного котёнка и мы побежали к лодке. Как мы перебрались на ту сторону реки я не знаю. Наверное, Богу просто так было угодно, потому что вокруг ничего уже не было видно.
Только угрюмый мужик вдруг сказал, перекрывая рёв мотора и воды:
– Скотина ты, однако.
Я смутился.
–Почему скотина?- поинтересовался, с опаской поглядывая на воду бурлящую за бортом.
–Значит, как получается - продолжал мужик. - Ты меня обманул за документы и деньги всунул, а сам спасать кота ехал? Ты вроде как человек, а я нечисть какая бездушная получился? Так, что ли?
– Так я же боялся, что вы откажетесь, а больше спасти его было некому, - объяснил я. Мужик замолчал, хмыкнул и мы пристали к лодочной станции.
Потом он долго искал коробку для котёнка и выстилал её тёплым полотенцем. А когда я уже собрался уезжать, поблагодарив его, он сказал:
–Ты вот чего. Не бывает так, что бы всё одному, а другому ничего. - И ,подойдя к Серому обратился к нему с речью –Ты вот чего, ты иди ко мне жить. Я на рыбалку хожу. А ты кот справный. Правильный ты кот. Мужик значит ты. Не бросил малыша.
Кот посмотрел на меня, виновато мяукнув подошёл к угрюмому мужику и, встав на задние лапы, уперся передними ему в огромные сапоги. Мужик поднял его на руки. И большой серый бандит обхватил его шею своими лапами и прижался.
Мужик отвернулся в сторону и дрогнувшим голосом целую минуту произносил только:
– Ну, ну, ну…
Потом, придя в себя, повернулся ко мне и сказал строгим, но удивительно мягким голосом:
– Я приглашаю вас, молодой человек, на следующие выходные на рыбалку. И подмигнул мне.
А когда я приехал домой, и мы с женой ухаживали за черным малышом, она нашла под тёплым махровым полотенцем пятьдесят долларов.
А на рыбалку мы теперь ездим постоянно, вместе с добрым, здоровым ворчуном. И что, что я иногда приезжаю не совсем трезвым и без рыбы? Рыбалка – она дело такое, житейское, я бы сказал.


 Олег Бондаренко.
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Пт Ноя 15, 2019 10:44 pm

Про котов.
Степан Степаныч, он же Степа, он же Степка, он же Стенька, он же КОТ ПОМОЙНЫЙ (в зависимости от прогрешений) обычный породистый серый помойный кот. Но интеллект у него-о-о...
Так вот, ест эта шапка-ушанка ходячая только ВИСКАС и рыбу. Когда приносишь рыбу домой, он встречает у дверей, трется об ноги, урчит и т. д и т. п, в общем всячески выказывает свое уважение, лишь бы рыбу быстрее дали. А рыбу ес-но перед тем как скормить коту стараемся помыть (мало ли что). Во время процесса мытья кот сидит рядом и взгляда не отводит. Довольно смирно сидит, не вякает, хоть
и невтерпеж ему, рыбки хочется. И вот однажды кот согрешил: стоило отвлечься, спер немытую рыбу и попытался слопать, но я вовремя спохватился, отобрал рыбу и треснул кота тряпкой (надо сказать кота тряпкой били довольно редко, поэтому тряпку он воспринимал как неотвратимую кару и страшно ее боялся.
Кот ес-но обиделся и сныкался под кровать. До утра я его не слышал, а вот утром...
Захожу на кухню и падаю: у кота рядом стоят две миски (в одной все время насыпан ВИСКАС, а в другой вода) и кот лапой вылавливает из миски ВИСКАС, бросает его в воду, И ТОЛЬКО ПОТОМ тащит врот!!!!!!! Тряпку я сразу выбросил, а к коту стал относиться с уважением.

История вторая.
Жена у меня шьет, в общем все тряпочки, лоскуточки и прочий шуршащий хлам, являющийся по мнению кота сказочным сокровищем обычно хранился в пакетах (пластиковых) и складировался в разные углы комнаты. Кот днем внимания на эти пакеты не обращал, но ночью... В общем мне это надоело, сотворил я антресоли и весь хлам запихал туда. Кот долго сидел под антресолями и задумчиво
смотрел вверх. Потом нашел способ попадать и туда.
Как думаете, какой? Он сидел под дверью и ждал первого попавшегося гостя. Как только гость раздевался, кот сразу выливал на него все свое обаяние. Он и об ноги терся, и мурлыкал, и в ногах валялся, лишь бы только его взяли на руки. Ну гости обычно расплывались от умиления: Сюси-пуси, какой котик! и т. д, а этому паршивцу только того и надо было, в момент оказавшись на руках тут же прыгал на антресоль и ныкался в глубине. Есс-но в присутствии гостей никто не потащит с балкона стремянку и не будет вылавливать кота и обычно до ухода гостей про него забывали. Он в это время веселился копаясь в шуршащем барахле. И вот однажды решил я закрыть антресоль сдвижными зеркалами вместо дверок. И в прихожей светлее стало, и антресоль закрыта. И тут пришли гости.. Кот как обычно исполнил свой трюк.
Далее: кот летит к цели и вдруг в зеркале видит летящего навстречу ТАКОГО ЖЕ КОТА!!!! Мнгновенно (еще в полете) принята боевая стойка, испущен устрашающий клич и далее попытка вцепиться в рожу
противнику.... К сожалению коты не умеют лазать по стеклам...
Далее ничего не понимающий кот с обиженной мордой сидел в центре, а мы просто лежали вокруг него.

История третья.

Кошачье сумасшествие
Преамбула. Есть у нас очень серьезный кот, появляется периодически пожрать, да поспать, но по большей части пропадает неизвестно где.
И амбула.
Прихожу как-то вечером домой, поел и пошел в зал, телек смотреть. Батя с матушкой в шахматы играют (есть у них такой прикол), в общем семейная идилия.
Только я успел открыть бутылку балтики, как появился ОН. По другому описать появление нашего "котика" я не могу. Для разогрева публики он раза три пытался попасть в прыжке в форточку, но каждый раз промахивался и с урчанием падал обратно. Наконец попал... в форточку... между двойными рамами. И как-то осоловело уставился громадными глазищами на нас. Попытался его досать - безрезельтатно, кот лишь в прострации стал что-то напевать (ей-богу не вру). Рамы у нас не открываются, поэтому матерясь под нос снял внутренюю. Что делает нормальный кот? Правильно, делает ноги. Но не наш. Наш почему-то встал на задни лапы, прислонился к стеклу, уставился на меня и... начал мне периодически подмигивать левым глазом! До меня начинает доходить что дело пахнет керосином, родители начинают спорить сходят ли коты с ума. Кот заслышав свое имя приходит в себя и прыгает с подоконника вниз. Прыгает... но в полете видимо забывает о начатом действии и шваркается о пол с каким-то обреченным мявом. С трудом подымается на лапы, вдруг смотрит на меня с выражением "Мужчина, Вас тут не стояло" и как-то бочком начинает пятится в сторону столика с шахматами. Родители, видя приближение блаженого кота, ласково зовут его по имени и... кот с диким воплем (не вру, это был именно вопль) встает на вытянутые лапы и выгибается дугой. И замирает... А далее, такое не забывается, на манер заводного, на прямых лапах, подвывая, "уходит" в соседнюю комнату, где его хорошенько вырвало. Не буду описывать сколько воды он потом выпил и как его колбасило.
Разгадка нашлась уже поздно вечером, когда я вышел в общий двор. Во дворе сояли два наших местных нарика и спорили, кто из них выпил оставленое в миске на окне охлаждаться "манагуа" (отвар конопли в молоке).
А котик наш с тех пор шарахается от молока ))
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Пт Ноя 15, 2019 10:50 pm

Кошачий триллер

Как и все классические триллеры, этот начинается с телефонного звонка. Ничего не подозревающая жертва стрижет газон перед домом, наслаждается свежим ветерком и умиротворенно щурится на солнце. Потом раздается телефонный звонок. В трубку загадочно сопят... В этом случае никто не сопел. Ничто не предвещало катастрофы. В этом, голосом моей первой жены, сказали:

- Мои друзья уезжают в отпуск, а у них кошка... пусть она у тебя поживет. Ты ведь не против?

У нее самой дома живет не то две кошки и собака, не то морская свинка и две галапагосские ящерицы, я точно не помню. Еще один организм несомненно создал бы там ненужную напряженность. Тем более, как метко она заметила, я был не против. В конце концов, почему бы и нет? Дома я бываю редко, аллергии на кошачью шерсть у меня нет... пусть поживет, хрен с ней (с кошкой).

Через несколько дней мне ее привезли. Несмотря на волочащееся по полу брюхо, впечатление она производила приятное. Короткая серая шерстка, белая манишка, огромные зеленые глаза и аристократически вытянутая мордочка. А талия... что греха таить, я и сам уже не тот что в двадцать. Время нас не щадит... К кошке прилагался мешок еды размером с мой восьмидесятилитровый рюкзак, с ассортиментом достойным ресторана. Нет, конечно там было меньше наименований кормов, чем наименований пива в моем холодильнике, но явно больше чем наименований продуктов там-же. Также прилагался туалет, "жидкая женщина" в тюбике (хотя в данном случае - мужчина, "пять капель на хвост - сама вылижет") и подробная инструкция, собственно по использованию (две страницы мелкого аккуратного почерка - озаглавленно именем, которое я тут же забыл). "Она у нас шустрая" - с любовью сказала хозяйка. Значения этому я не придал. После короткой, но трогательной сцены прощания, друзья отбыли в отпуск, а я на работу. Кстати, это была суббота - последний день счастливой жизни.

Вернулся, как обычно, довольно поздно - ближе к одиннадцати. Серое существо вилось вокруг ног и удовлетворенно крякало в предвкушении ужина. Разрушений в квартире не наблюдалось, свой туалет существо обнаружило и использовало по назначению... Сообщив усталому организму бутылоцку светлого пива и поглядев какой-то дурацкий фильм, я потушил свет и лег в постель. Где-то журчала вода, за окном шелестела листва, подмигивал красным огоньком выключенный телевизор, перед глазами заструились смутные тени... в этот момент на кухне что-то упало. Вслед за этим по комнате мелькнул силуэт, взметнулась штора, и опрокинулась лампа которая стояла под окном. Я открыл глаза и вежливо попросил кису не барагозить. Киса потерялась. На четверть часа. Этого времени мне хватило чтобы почти заснуть. После чего взметнулась вторая штора, раздался скрежет и на батарею с подоконника упал утюг. Я открыл глаза и по возможности ласково пообещал кое-кому оторвать хвост если кое-кто немедленно не успокоится. Используя естественные складки местности, как то: кресло и пылесос, киса из моего поля зрения исчезла. На то время, достаточное чтобы задремать, но недостаточное чтобы выспаться. После чего меня разбудил грохот рухнувшей трубы от пылесоса. Я встал, включил свет и попытался поймать животное, чтобы вынуть из него батарейки. Однако оно оказалось действительно шустрым. Хоязйка не обманула...

... В ту ночь я спал в общей сложности часа два. Каждые пятнадцать минут вокруг что-то падало. Бог мой, я считал свою квартиру практически пустой! Это обычное холостяцкое жилище с минимумом предметов обихода. Даже когда я возвращаюсь домой и бросаю на кресло телефон, их, предметов, в комнате все равно остается меньше чем пальцев на руках! Оказалось что их вполне достаточно, для того, чтобы тварь весом в шесть килограммов производила шум не совместимый с отдыхом. К четырем утра комната напоминала камеру для буйнопомешанных - в ней не было ничего кроме мебели. Все, включая пылесос было засунуто в шкаф. Ронять было больше НЕЧЕГО. Я уснул. На двадцать минут. Потом меня разбудили. Серое у$&ище запрыгнуло на коробку из-под микроволновки, которая стояла в коридоре, на коробке из-под телевизора, и рухнуло оттуда, с шумом который могла произвести килотонная авиабомба. Я поймал эту мерзость и запер в ванной. Это стоило мне одеколона - единственной парфюмерии, которая была залита не в пластиковую упаковку. Оставив всю кучу в ванной я решил что теперь там нечего ронять и, следовательно, я выиграл. Наивный чукотский мальчик... В ванной ведь деревянная дверь. Знаете как кошка может драть деревянную дверь? Работающая бензопила "Дружба" в сравнении с этим звуком - колыбельная от "Энигмы". Я встал и засунул кошку в стиральную машину. Выигрыш еще в двадцать минут. Потом оно оттуда выбралось. Дальше вы знаете. Деревянная дверь. Тут я проявил слабость. Я не знал что делать. Я держал эту тварь за шкирку и со слезами на глазах умолял не шуметь хотя бы полчаса. Тварь висела в руках как дохлый воротник от шубы и не показывала виду, что меня понимает. В пять утра я ушел на работу.

Очевидно я умнее собаки Павлова. Не знаю, сколько ей времени понадобилось чтобы уловить взаимосвязь "включается свет - приносят еду", а у меня уже днем слово "дом" вызывало нервный тик. Я тянул время как мог. Мозг лихорадочно искал решение. Я пришел домой в полночь. Хвостатое проклятие крякало как ни в чем не бывало и хотело жрать. Ночь удивительнейшим образом напоминала вчерашнюю. В четыре утра, остервенев до крайней степени, я засунул эту гнусь в ящик под духовкой. Ей понадобилось ровно пятнадцать минут чтобы оттуда выбраться. Я не представляю, каким образом это можно сделать. Я лежал и наблюдал, как в неровном луннном свете из ящика появляются сначала лапы, потом морда, а потом кошка целиком. Это напоминало кадры из "Чужого". А может из фильма про вампиров. Потом она исчезла из виду. Затем она захихикала. Если бы я не слышал этого собственными ушами, я бы не поверил что кошка может издавать подобные звуки. Это было типичное, злорадное женское хихиканье. Эта сука сидела на кухне и смеялась надо мной.

В шесть я был на работе. Днем позвонил жене и сказал что если она не придумает способ, как заставить эту тварь спать ночью - вряд ли она доживет хотя бы до среды, а не то что до возвращения хозяев. Параллельно я проконсультировался со специалистами по домашним любимцам. Специалисты предложили подстричь ей когти, обмотать морду скотчем и засунуть в картонный ящик. Мне картонный ящик не показался достаточно надежным. Я, признаюсь, склонялся больше к бачку унитаза... Вечером жена привезла мне пузырек с каким-то травяным бальзамом и сказала что это исключительно полезное, успокаивающее средство, рекомендованное лучшими собаководами. Гнусно усмехаясь, я поймал кошку и влил в нее положенную столовую ложку. Кошка сделала четыре круга по комнате на скорости близкой к световой и запрыгнула на телевизор. Глаза у нее были бешенные, на белой манишке сверкали капли бальзама. В полночь она легла спать на моем месте. Я уснул рядом и спал как ребенок ровно до трех ночи. В три по мне пробежало стадо бизонов, и умчалось на кухню, где уронило бутылку с томатным соком... Остаток бальзама я выпил сам...

... Во вторник мы с друзьями пошли в сауну. Выпив литров пять пива, в двенадцать я вернулся домой и завалился на диван, как был, в джинсах и рубашке. Спал как мертвый, до пяти. Что в это время делала кошка - не знаю.

Вернувшись вечером в среду я обнаружил что животное залезло на холодильник где распотрошило коробку таблеток, от которых у нее не должна была лезть шерсть. Суточная доза - две штучки. В коробке было около полустони таблеток, пакетик из-под них я нашел под столом. Размышляя над тем, сдохнет она сразу или просто шерсть у нее начнет расти вовнутрь, я забрел в ванную и обнаружил доверху набитый дерьмом горшок заботливо прикрытый моим полотенцем. Зримо представив, как это скудоумное создание, раскорячившись над решеткой, проклинало свою жадность, я был несколько удовлетворен. Даже не было жалко полотенца, все равно оно было старое и маленькое.

На вечер у меня была назначена ванна. Ну знаете, соль, пена, пламя свечей... Depeche Mode, холодный "grolsch" c долькой лимона. Слегка покемарив я был разбужен неким несоответствием в окружающем мире. Несоответствие заключалось в том, что кошка, бесшумно (в кои-то веки!) запрыгнула на бортик ванной и установило свою жопу прямо над свечой, причем выбрав самую большую из семи. Несколько секунд я наблюдал за этим парадом тщеславия, ощущая все усиливающийся запах паленой шерсти. Потом доброта возобладала и я дал кошке пинка, от которого она скользнув по крышке унитаза, унеслась в коридор. Некоторое время там было тихо. Потом существо обнаружило недостаток шерсти в жизненно важном месте и принялось завывать дурным голосом. Покольку я ничего не знаю о жаростойкости кошек, то живо представил как эта падла, словно капитан Гастелло носится по квартире, поджигая пылающим корпусом шторы. Чертыхаясь и роняя на пол пену я пошел ее искать. Кошка сидела в дальнем углу под диваном и сверкала оттуда глазами. Справедливо рассудив, что если в темноте под диваном пламени не видно, то скорее всего она даже не тлеет, я вернулся в ванну. Однако эта ошибка природы решила что внимания уделенного ее персоне явно недостаточно. Из-под дивана она перебазировалась в коридор, где опять таки принялась завывать расхаживая мимо ванной комнаты. Изрыгая проклятия, я выскочил на воздух, ухватил мерзкую тварь за шкварник и несколько раз окунул в ванну. Водные процедуры не произвели на нее не малейшего впечатления. Тут надо сделать лирическое отступление...

... У меня уже был кот. Вернее, кот был у моей девушки. Потом девушка ушла, а кота оставила мне на добрую память. Это было тихое, предельно интеллигентное животное. Целый день кот спал под телевизором. Отвлечь от сна его мог только обогреватель. Обнаружив это устройство в зоне видимости кот вставал, потягивался и ложился спать под обогревателем. Ночью он тоже спал. Кушал все что давали, гадил исключительно в горшок. Ну иногда, правда, мимо - если ему не хотелось мочить лапки. И за это я его жестоко пи$%ил. Вася! Если можешь - прости... если бы уже тогда я знал, какие еще в этом мире бывают кошки, я сделал бы тебе туалет размером с поле для гольфа. Так о чем это я? Однажды мы его искупали. Кот был недоволен. Правда обошлось без членовредительства, но в течении двух часов он не реагировал на внешние раздражители самозабвенно вылизываясь...

Эта кошка абсолютно равнодушно отнеслась к посещению ванной. Чем еще раз укрепила мою догадку о не вполне здравом ее рассудке. Правда, выть она тоже перестала. Просто шлепая мокрыми ногами убралась на кухню жрать. А может что-нибудь уронить. Я счел что противопожарных мер достаточно, но лезть в ванну где побывало это убожество, уже не хотелось. Соблюдая все меры конспирации я ушел спать, делая вид что ушел смотреть телевизор. Времени мне дали до ровно до часу ночи. Продрав глаза я попытался понять, что упало на сей раз. Силуэт кошки прочитывался на подоконнике. Ронять там было решительно нечего. Я затаился, твердо решив узнать, какой именно прием использован сейчас, чтобы не дать мне выспаться. Кошка сидела и наблюдала за происходящим во дворе. В этом дворе, в это время, не происходит абсолютно ничего. Спят все, включая крыс и комаров. Скучно? Безусловно. Поэтому это серое у%:ище подпрыгнуло на метр вверх и всей тушей врезалось в окно. Эффект ошеломляющий - с грохотом срезонировало полотно, лязгнули форточки и особой прелести в гамму звуков добавил скрежет когтей по стеклу...

Но человек, как метко замечено, привыкает ко всему. Даже к петле. Подергается, подергается и привыкает... Я привык спать с полуночи до пяти, а с пяти до шести смотреть телевизор и пить кофе. Привык, приходя вечером домой, первым делом складывать в шкаф кучу вываленных вещей - кошка научилась открывать дверцу и выгребать наружу все, до чего могла дотянуться. Привык обходится душем без ванны, поскольку любая моя попытка полежать спокойно в горячей воде вызывала у кошки шумную истерику и попытки совершить совершить суицид через самосожжение. В общем - привык ко многому... дату возвращения хозяев этого воплощения антихриста на Земле я пометил в календаре красным маркером и решил в будущем отмечать наравне с днем рождения и днем независимости. Осталась неделя геноцида. Я постараюсь продержаться...

На тот случай - если не сумею, прошу считать меня коммунистом. Тьфу-ты... не повторяйте моих ошибок. Если вас когда-нибудь кто-нибудь попросит приютить дома кошку - задумайтесь. Возможно, кто-то желает вашей смерти
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Сб Ноя 16, 2019 12:36 am


___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Сб Ноя 16, 2019 12:40 am

Давно было) забыла)
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Сб Ноя 16, 2019 2:21 am

Бывает, я тоже частенько повторяюсь... girl_blush.gif

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Сб Ноя 16, 2019 2:43 am

Она случайно уронила ложку.
Звук был сильнее выстрела в тиши,
И, испугавшись, вздрогнула немножко.
Сын нервно бросил: - Мама, не спеши...

И тут взвилась змеей ее невестка,
Как будто наступила на иглу:
- Я ж говорю, что ей у нас не место,
На кухне вечно крошки на полу!

Ты знаешь, как она меня достала.
Я что, слугой быть ей должна?
Так вот, последний раз тебе сказала -
Решай сегодня -  я или она.

Кричала нервно, громко, истерично
И начисто забыв о тормозах.
Опять испорчен завтрак, как обычно.
Застыли слезы хрусталем в глазах.

Сынок молчал, молчала рядом внучка,
Тот ангелок, которого она
Так много лет в своих держала ручках.
Большая стала, нянька не нужна...

В невестку же как будто бес вселился -
Кричит, бьёт в гневе кулаком об стол:
- Чтоб завтра же к ней в зал переселился!
Сын молча встал из-за стола, ушел...

Рыдания застыли в горле комом,
Она не "мама" - "бабка" и "свекровь".
Дом стал чужим, жестоким, незнакомым.
Когда же в доме умерла любовь?

Очередная ночь была бессонной,
Подушка стала мокрою от слез,
И голова гудела медным звоном:
- Зачем, сыночек, ты меня привез?

А утром сын подсел к ее постели,
Боясь взглянуть в молящие глаза,
С волнением справляясь еле-еле,
Чуть слышно, полушёпотом сказал:

- Ты, мам, пойми... Мне тоже очень трудно...
Я между вами, как меж двух огней...
А ТАМ еще к тому же многолюдно,
Тебе с людьми там станет веселей.

- Да мне, сынок, веселья-то не надо.
Мне б рядом с вами, близкими людьми,
Мне б помереть, сынок, с тобою рядом...
- Да тяжело с тобой нам, ты пойми.

У нас и так семья, дела, работа.
И жизнь у нас ведь далеко не рай.
Жене, вон, тоже отдохнуть охота,
А тут тебе сготовь и постирай.

- Ну что, сынок, коль я обузой стала,
Вези меня в тот "престарелый дом"...
Глаза прикрыв платочком, зарыдала.
А сын сглотнул застрявший в горле ком.

А через день нехитрые пожитки
Лежали в узелочках на полу.
Зачем-то дом припомнился, калитка...
А дождь стекал слезами по стеклу.

"Ну вот и все. Теперь им тут спокойней
И легче будет без обузы жить.
А я... Я видно этого достойна..."
Но ноги не хотели уходить.

А ноги стали ватными от горя,
И сердцу места не было в груди.
А сын, чтоб расставание ускорить,
На дверь кивнув, ей приказал: - Иди.

Она, за грудь держась не понарошку,
Как будто так ослабнет сердца боль:
- Давай, сынок, присядем на дорожку,
Чтоб легким путь туда был нам с тобой.

Но что дадут короткие минуты,
Коль расставанья обозначен срок?
Опередив вдруг сына почему-то,
Шагнула мама первой за порог...

...Казенный дом. Тяжелый спертый запах
Лекарств с едой и хлоркой пополам.
Вон, на диване, чей-то бывший папа,
В соседстве чьих-то тоже бывших мам.

Сын проводил с вещами до палаты,
Прощаясь, как-то сухо обронил:
- Прости меня... А будет скучновато,
Вот телефон. Возьми и позвони.

Но на прощанье все же обнял маму,
Прижал к себе, как много лет назад,
Когда еще была любимой самой.
Поцеловал и посмотрел в глаза.

А в тех глазах застыла боль разлуки,
Ее теперь ничем не исцелить.
В своих руках морщинистые руки
Он задержал, не в силах отпустить.

У мамы по щеке слеза скатилась.
- Ты сам, сынок, хоть изредка звони.
К плечу родному робко прислонилась:
- Иди, сынок, Господь тебя храни.

И вслед перекрестила троекратно.
И, опустившись тяжко на кровать,
Вдруг осознала - ей теперь обратной
Дороги к сыну больше не видать...

Дни потянулись чередою мрачной,
Похожие, как братья-близнецы.
За что конец такой ей был назначен?
За что здесь матери? За что отцы?

В тоске по сыну таяла, как свечка,
Молилась: - Господи, прости его,
Кровиночку мою, мое сердечко!
А больше мне не нужно ничего.

Возьми, Господь, мою скорее душу,
Коль не нужна я больше на Земле.
… Хранила фото сына под подушкой,
Казалось, с ним ей было спать теплей.

А сын, вернувшись из поездки дальней,
Все вспоминал про мамины глаза,
Все вспоминал ее тот взгляд печальный,
И как бежала по щеке слеза,

И запах мамин тот, неповторимый,
И пряди белых маминых волос,
И мамин голос ласковый, любимый...
- Зачем же маму я туда отвез?

Как мог забыть,что маме трудно было.
Что ей пришлось снести и пережить,
Когда она одна меня растила,
Когда пришлось ей о себе забыть.

Какой я после этого мужчина,
Раз маму не сумел я защитить?
Ту, с кем был связан прочной пуповиной,
Кто в этой жизни сможет заменить?

Наутро, не сказав жене ни слова,
Поехал снова в "престарелый дом".
- Лишь только б мамочка была здорова,
И все пойдет отныне чередом.

Теперь с нее сдувать пылинки буду,
Не дам слезинке ни одной упасть,
Давать ей буду лучшую посуду,
Еды кусочек лучший буду класть...

Вот, наконец, знакомая палатка,
На тумбочках - остывшая еда,
Пустующая мамина кроватка...
А мамы нет... Мелькнула мысль: "Беда".

И сжалось сердце в маленькую точку,
И под ногами закачался пол.
Рукой держась за стенку, по шажочку
По коридору медленно пошёл.

 И чей-то голос вслед ему: - Послушай...
А по спине стекал холодный пот.
Но вдруг увидел, что навстречу с кружкой
По коридору мать его идет!

И сразу с плеч упал гнетущий камень,
И слезы счастья брызнули из глаз,
Он маму крепко обхватил руками,
А мамочка в рыданиях зашлась.

- Сынок!.. - Я, мама, за тобой вернулся,
Домой поедем, вещи собирай.
И, как бывало в детстве, улыбнулся:
- Я так решил! а ты не возражай.

… - Садись в машину, что ты в самом деле?
- Дай на прощанье им махну хоть раз...
А из окошек с завистью глядели
Им вслед десятки грустных старых глаз...

2.11.2019
Спасибо вам всем, мои неравнодушные читатели. Очень тронута вашим вниманием и пониманием.С великим к вам уважением и любовью, Валентина. 

©  Валентина Киселева 2, 2019
Свидетельство о публикации №119110206081
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Вс Ноя 17, 2019 7:39 pm

Принцип Матфея


Она вспомнила анекдот, который на днях рассказала подруга.
Пришел новый русский в магазин, чтобы сдать новогоднюю гирлянду.
– Не работает? – спрашивает его продавец.
– Почему? Очень даже работает, – отвечает тот.
– А в чем тогда дело?
Покупатель вздохнул и ответил:
– Не радует.
Вот так было и у неё : все вроде бы хорошо, но ничто не радовало. И странное дело, но с каждым месяцем проблемы только накапливались.
Сначала прорвало трубу в ванной, и она затопила соседей снизу. Потом поцарапали крыло ее джипа. Затем щенок подруги, пока они пили чай на кухне, испортил ее новые итальянские туфли. Ну а когда среди ночи вдруг упала картина и чуть ее не пришибла, то ОНА поняла, что где-то явно накосячила.
Когда она утром рассказывала об этом коллегам, маркетолог Света только пожала плечами:
– Принцип Матфея, дорогая.
– В смысле? – не поняла ОНА.
– Ну, в Библии написано: «…кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет».
– Кто будет отнимать?
– Ну кто-кто? – как маленькой, ответила Света и подняла она глаза к небу.
– И что делать?
Света вздохнула:
– Плюсовать.
– Что? – не поняла ОНА.
– Все! – ответила та. – И хорошее, и плохое.
ОНА бы забыла об этом странном принципе, но через пару минут охранник сказал, что поцарапали второе крыло. И тогда она решила, что стоит попробовать этот Светкин закон… Поэтому когда в обед директор раскритиковал ее новый проект, она спокойно ответила:
– Это к счастью, – и вышла из кабинета.
Приплюсовала.
Затем решила сделать себе приятное – зашла в любимое кафе. Через 10 минут позвонила секретарь: «Давай обратно. Шеф решил, что кто-то из конкурентов заинтересовался твоим проектом, поэтому он срочно поставил его в разработку».
До конца недели на все мелкие проблемы она отвечала: «Засчитывается», «Плюсую», «К счастью». И скрепя сердцем принимала более крупные: «Ну, хорошо, и это в копилку», «Все к лучшему».
И что странно, но каким-то непонятным образом этот принцип Матфея работал. Потому что где-то отнималось, но при этом открывались какие-то новые возможности. Причем там, где она совершенно не ожидала.
И когда от нее вдруг решил уйти Миша… она даже не удивилась.
– Тебе что вообще наплевать, что я сейчас собираю вещи? – возмущенно спросил он.
– Не наплевать, – ответила она – Но ты за гражданский брак, не готов к детям и даже не хочешь знакомить меня с друзьями. У меня тогда вопрос к себе самой: «А зачем ты мне такой нужен, если я за отношения, хочу детей и обычно душа компании?» Поэтому твой уход, Миша, к счастью».
Тот офигел от таких слов и даже перестал собирать вещи, но ОНА уже стала ему помогать, вытащив второй чемодан…
Света была права: принцип Матфея работал, и теперь никто не отрезал кусочки от того, что она имела. Наоборот, там, где было мало, откуда-то приплюсовывалось. Если же появлялись проблемы, то как урок или напоминание: не делай другим плохо – обязательно вернется. Но все-таки больше было хорошего. В разы больше. Просто кто замечает, что уже имеет, тому дано будет и приумножится.


Вероника Кирилюк
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Пн Ноя 18, 2019 12:11 am

Маршал Жуков и сержант Авдеев ? 

"Нашу Победу у нас не отнять" 

После войны семья наша почти два года кочевала по разорённой войной Украине, так как воинская часть отца восстанавливала разрушенные немцами аэродромы. На одном из полустанков отец, выскочивший с чайником за кипятком, вдруг вернулся, неся вместе с товарищем безногого солдата. За ними внесли солдатский рюкзак и старенький баян. Ноги у солдата были отняты по самый пах. А сам он был молод, красив и, что называется, в "стельку" пьян. На удивлённые вопросы мамы и бабушки отец отвечал кратко и потрясённо: "Он пел!" Молодого инвалида старательно обтёрли мокрым полотенцем и уложили на топчан теплушки. Тем временем офицеры, желая установить личность солдата, проверили его рюкзак и были полностью сражены: безногий солдат был награждён пятью боевыми орденами, а отдельно, в красной коробочке, лежал Орден Ленина. И был инвалид сержантом Авдеевым Николаем Павловичем от роду двадцати пяти лет. Офицеры, прошедшие войну, многие, как мой отец, ещё и финскую, знали цену таким наградам. Среди орденов лежало письмо. Видно было, что его неоднократно комкали, а потом расправляли. Письмо было подписано: "любящая тебя Шурочка". "Любящая Шурочка" писала, что будь у Николая хоть одна нога - она бы за ним в госпиталь приехала. А уж совсем ползуна она, молодая и красивая, взять не может. Так и писала Шурочка - "ползуна!" В вагоне повисла угрюмая тишина. Мама всхлипнула, бабушка убеждённо сказала: "Бог её накажет!" - и ещё раз бережно обтёрла лицо спящего. 

Спал безногий солдат долго, а проснувшись, казалось, совсем не удивился, что едет неизвестно куда и неизвестно с кем. Так же легко согласился он остаться пока в нашей части, сказав при этом: "Там видно будет". Охотно откликнулся Николай и на просьбу спеть, с которой на удивление робко обратился мой отец, вообще-то человек не робкого десятка. Он впоследствии как-то, казалось нам тогда, робел перед Авдеевым. Это было преклонением перед уникальным талантом. Авдеев запел. Бархатный бас поплыл по вагону и словно заполнил собой окружающее пространство. Не стало слышно грохота колёс, за окном исчез мелькающий пейзаж. Сейчас иногда говорят - "попал в другое измерение". Нечто подобное произошло тогда с пассажирами вагона-теплушки. Я до сих пор думаю, что мне довелось в детстве слышать певца, обладающего не только уникальным голосом, но и ещё богатой, широкой душой, что и отличает великих певцов от бездарностей. Однажды я спросила бабушку: "Почему, когда дядя Коля поёт, облака то останавливаются, то бегут всё быстрей?" Бабушка задумалась, а потом ответила мне, как взрослой: "А ведь и правда! Это у нас душа от его голоса то замирает, то к Богу устремляется. Талант у Коленьки такой особый". 

А вскоре произошло то, что заставило окружающих посмотреть на певческий талант Авдеева с ещё большим изумлением. 

Через дорогу от школы, где жили офицерские семьи, в небольшом домике жила пожилая еврейка - тётя Пейся со своей очень красивой дочерью Розой. Эта ещё совсем молодая женщина была совершенно седой и немой. Это произошло с ней, когда в одном из маленьких местечек Белоруссии немцы уничтожали евреев. Чудом спасённая русскими соседями, лёжа в подвале со ртом, завязанным полотенцем, чтобы не кричала, Роза слышала, как зовут её из рядом горящего дома её дети - близнецы. 

Несчастная мать выжила, но онемела и поседела. 

В один из летних вечеров, когда Роза с лотком маковых ирисок зашла к нам во двор, на своей тележке на крыльцо выкатился дядя Коля. Надо сказать, что к этому времени он был уже официально оформлен комендантом офицерского общежития и получал зарплату, по существу был членом нашей семьи. Женщины поставили перед ним тазик с вишней, мы, дети, облепили его, и он рассказывал нам что-то очень смешное. При виде седой Розы дядя Коля вдруг замолчал и как-то особенно внимательно стал вглядываться в её лицо. Потом он запел. Запел, даже не попросив, как обычно, принести ему баян. Помню, что пел он какую-то незнакомую песню о несчастной уточке - лебёдушке, у которой злые охотники, потехи ради, убили её утят-лебедят. Могучий бас Авдеева то жалобно лился, то скорбно и гневно рокотал. Подняв глаза, я увидела, что все окна большого дома были открыты и в них молча застыли люди. И вот Роза как-то страшно замычала, потом упала на колени, подняла руки к небу, и из губ её вырвался молодой, звонкий и безумный от горя голос. На еврейском языке взывала к Богу несчастная мать. Несколько женщин, бросившихся к ней, застыли по знаку руки певца. А он всё пел, а Роза кричала всё тише и тише, пока с плачем не упала на траву. Её спешно подняли, внесли в дом, и около неё захлопотал наш полковой врач. 

А мы, рано повзрослевшие дети войны, как суслики, столбиками, остались сидеть молча в тёплой темноте южной ночи. Мы понимали, что стали свидетелями чуда, которое запомним на всю жизнь. Утром пришла тётя Пейся и, встав перед дядей Колей на колени, поцеловала ему руку. И снова все плакали. Впрочем, в моём детстве плакали часто даже мужчины. "Почему взрослые плачут? - спросила я маму. "Это слёзы войны, - ответила мне она, - в войну-то нам плакать было некогда, да и нельзя. Надо было выстоять, чтобы детей спасти. А теперь вот слёзы и отливаются. Твоё поколение уже не будет плакать. Только радоваться". 

Надо сказать, что я с горечью вспоминаю эти мамины слова. Радуюсь редко. 

Шёл 1948 год. И вот стало происходить что-то странное, непонятное нам, детям. С улиц города стали исчезать инвалиды, которых до этого было так много. Постукивали палочками слепые, но безрукие и безногие, особенно такие, как дядя Коля, практически исчезли. Взрослые испуганно и возмущённо шептались о том, что людей забирают ночами и куда-то увозят. В один из вечеров я услышала, как родители тихо говорили, что дядю Колю придётся спрятать, отправить к родным мамы, на дальний казачий хутор. 

Но здесь произошло событие, которое предопределило дальнейшую судьбу Николая Авдеева и стало таким ярким эпизодом в моей жизни. В 1948 году страна-победительница торжественно праздновала 800-летие Москвы. Повсюду висели флаги и транспаранты, проходили праздничные мероприятия. Одним из таких мероприятий должен был стать концерт в Доме офицеров. Случилось так, что проездом на какую-то инспекционную поездку в городе на целый день остановился маршал Георгий Константинович Жуков. Взрослые называли его коротко и уважительно "сам Маршал". Именно так это и звучало - с большой буквы. Отец пояснил мне, что я видела его в кино, когда, как и все, неоднократно смотрела Парад Победы. "Ну, на коне! Помнишь?" - говорил отец. Честно говоря, коня я помнила очень хорошо, удивляясь каждый раз, почему у него перебинтованы ноги. Маршала же я практически не разглядела. И вот офицерам объявили, что на концерте сводной самодеятельности воинских частей будет присутствовать Жуков. Каждый вечер шли репетиции, и на одной из них было решено, что цветы маршалу буду вручать я. Не могу сказать, что меня, в отличие от моей семьи, это обрадовало. Скорее, наоборот. Мне вообще очень не хотелось идти на концерт, ведь я всё это видела и слышала неоднократно. Теперь я уже никогда не узнаю, почему выбор пал на меня. Скорее, из-за совершенно кукольной внешности, которая, кстати, полностью не совпадала с моим мальчишеским характером. Два дня у нас в коммуналке строчил старый "Зингер". Мне спешно шили пышное платье из списанного парашюта. Шила мама. А бабушка, наспех нас накормив, вдруг стала днём, стоя на коленях, молиться перед иконой Святого Георгия Победоносца. Эта удивительно красивая икона была единственной сохранившейся из её большого иконостаса. В старом казачьем офицерском роду была она семейной. Много поколений молились перед ней, да и всех мальчиков у нас называли Георгием и Виктором. Я была удивлена, услышав, что бабушка непрестанно молится за дядю Колю. 

В торжественный день из меня изобразили нечто вроде кукольной Мальвины, вручили сноп мокрых гладиолусов и раз десять заставили повторить приветствие высокому гостю. В результате, когда подъехали три машины, и из первой вышел коренастый человек с суровым, как мне показалось, лицом и звёздами Героя на кителе, я всё начисто забыла. И буквально на одном дыхании выпалила: "Товарищ Жуков! Мы все вас поздравляем! Пожалуйста, живите долго со своим красивым конём!" Вокруг раздался гомерический хохот. Но громче всех, буквально до слёз, смеялся сам маршал. Кто-то из его сопровождения поспешно взял у меня огромный букет, и Жуков, продолжая смеяться, сказал: "Ну вот теперь я тебя вижу. Пойдём со мной!" И подав мне, как взрослой, руку повёл меня по лестнице, в ложу. В ложе стояли стулья и большое бархатное кресло для высокого гостя. Но он, смеясь, сказал: "Кресло для маленькой дамы!" - и, посадив меня в кресло, пододвинул свой стул ближе к перилам ложи. В ужасе и отчаянии от своего провала и позора я сжалась в кресле в комочек. "Как тебя зовут?" - спросил Жуков. "Людмила", - прошептала я. "Люсенька, значит!" - Жуков погладил меня по моим очень длинным волосам. Концерт начался. На сцене танцевали гопак, пели все известные фронтовые песни, снова танцевали. Мне же хотелось одного: сбежать и забиться куда-нибудь в тёмный уголок. На маршала я боялась даже поднять глаза. 

Но вдруг я просто подскочила от удивления. На сцене, вместо конферансье, появился мой отец. Напряжённым, каким-то чужим голосом отец объявил: "А сейчас перед вами выступит кавалер орденов (шло их перечисление) и кавалер ордена Ленина, танкист, сержант Николай Авдеев!" Дядю Колю давно уже знали и любили. Зал затих. Детским своим умом я не поняла сути происходящего. Но зрители в зале поняли сразу, что безногий человек на сцене был вызовом власти. Вызовом её безжалостному лицемерию по отношению к людям, которые, защищая Родину, защитили и эту самую власть. Власть, которая сейчас так жестоко и бессовестно избавлялась от покалеченных войной. Я всё это поняла, повзрослев. А тогда два офицера вынесли на сцену Авдеева, сидящего в таком же бархатном кресле с баяном в руках. И вот полилась песня: "Уж, ты ноченька, ночка тёмная…" Голос не пел. Он сначала тихо плакал, а потом громко зарыдал от одиночества и тоски. Зал замер. Вряд ли в нём был тогда человек, который не потерял в войну своих близких. Но зрители не успели зааплодировать, потому что певец сразу заговорил: "Товарищи! В старинных битвах отстояли Отечество наше и свою столицу - Москву! Но и за сто лет до нас прадеды наши погибали за Москву и Россию! Помянем же их!" И Авдеев запел: "Шумел, горел пожар московский…" Показалось, это перед всеми совершенно зримо пошли в своих сверкающих киверах победители 1812 года. В едином порыве зал стал дружно и слаженно отхлопывать рефрен песни. В ложе стали раздаваться восхищённые голоса. Я, наконец осмелев, посмотрела на Жукова. Он, сжав руками барьер ложи, откинулся на спинку стула. Явное удивление и восхищение читалось на его лице. Но вдруг баян замолчал. Руки певца бессильно упали на него, Авдеев повернул голову в сторону маршальской ложи, и серебряная труба его голоса в полной тишине пропела: "Судьба играет человеком, она изменчива всегда…" Зал буквально взорвался от восторга. На сцене выросла гора цветов. Жуков слегка повернул голову и властно сказал кому-то позади себя: "Узнай, распорядись!" Здесь я наконец-то пришла в себя и, тронув Жукова за колено, сказала: "А я всё про дядю Колю знаю!" "Тогда расскажи", - ответил он мне и наклонился ближе. Но раздались звуки рояля, и снова, но уже торжественно и скорбно, заполнил зал фантастический голос: "Ты взойди моя заря, заря моя последняя…" В порыве чувств люди в зале стали вставать, многие плакали. Я вновь посмотрела на Жукова. Он сидел так же, откинувшись на спинку стула, с вытянутыми на барьер ложи руками. Но глаза у него были закрыты, и лицо побледнело и стало печальным и усталым. Скорбно и моляще прогудел бас Авдеева: "Ты укрепи меня, Господь!" И в этот момент в неподалёку стоящей церкви ударили колокола. Зал бушевал. Жуков открыл глаза и, произнеся: "Фантастика!", снова наклонился ко мне и, как мне показалось, строго спросил: "Так что же ты знаешь про дядю Колю?" Я заторопилась: "Его мой папа на станции нашёл. Он у нас теперь комендантом работает, и в семье, как родной. Он, знаете, какой добрый и всё-всё умеет!" Лицо маршала оставалось таким же печальным и усталым. "Детка, как ты думаешь, что для этого человека можно сейчас сделать?" - спросил он у меня как у взрослой. Я на секунду задумалась: "Баян ему доктор подарил, а он совсем старенький. Новый бы надо купить! Да уж это когда разживёмся", - заговорила я бабушкиными словами. "А главное - дяде Коле жильё какое-нибудь надо. Мы-то в целой каптёрке живём, а он в чуланчике возле котельной ютится!" Жуков слушал меня молча и неулыбчиво. И вдруг спросил: "А тебе самой что хочется?" И здесь я поняла, что нужно вовсю пользоваться случаем. "Мне ничего не надо. Я вообще счастливая. У меня папа с войны вернулся. А вот Ниночке, подружке моей, нужен специальный детский дом, потому что она немая. У неё немцы язык отрезали и свастику на ручке выжгли. Это чтобы её родители-подпольщики заговорили. Но они всё равно никого не выдали, и их расстреляли". Я не увидела лица маршала. Он вдруг поднял меня на руки и крепко обнял. На какое-то время я услышала, как под кителем со звёздами Героя ровно и сильно бьётся сердце Жукова. Потом он опустил меня на пол и бросил: "Пошли!" Дядя Коля сидел внизу на диванчике, смотрел, как мы спускаемся к нему, и лицо его показалось мне таким же усталым и печальным. Потом маршал подошёл к Авдееву и сел рядом. Некоторое время они сидели молча. Но вот Жуков заговорил. О чём говорили они - безногий сержант и маршал со звёздами Героя - Николай не рассказывал, но бабушка говорила, что всю следующую ночь он не спал. Домой ехали мы с дядей Колей. В руках у меня были два огромных пакета с конфетами, а рядом на сиденье лежали два роскошных набора рижских духов. На следующее утро Николая Авдеева увезли в штаб, где ему торжественно вручили сияющий малиновым перламутром аккордеон, а главное - конверт с ордером на комнату в большом и красивом доме. Комната оказалась тоже очень большой и красивой, с большим окном и паркетными полами. 

Николай Авдеев окончил музыкальное училище и до конца жизни работал заведующим Дома культуры. А умер он рано, когда ему исполнилось 47 лет. У него было два сына-близнеца, которые стали впоследствии хорошими врачами. Дивный голос своего отца они не унаследовали. Он ушёл с ним. 

За Ниночкой приехали из Киева и увезли её в хороший интернат, где, говорили, она была всеобщей любимицей. Но умерла Ниночка, не дожив до двадцати лет. Не знаю, то ли сердце её было сломлено пережитым ужасом, то ли, как говорила бабушка, родители-мученики ждали и звали её. 

Отца же моего почему-то направили на курсы политработников в Смоленске. Служил он потом в войсковых училищах, и помню, что всегда заботился особенно о курсантах-сиротах. Многие из них, став сейчас седыми отставниками, вспоминают о нём с любовью и уважением. 

Людмила Викторовна ТОЛКИШЕВСКАЯ
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пн Ноя 18, 2019 4:00 pm

Прими мой низкий поклон, Лена!!!

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Пн Ноя 18, 2019 10:21 pm

girl_blush2
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 6223

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пн Ноя 18, 2019 11:29 pm

ПЕРВОЕ МАЯ

Александр Бирштейн

День первого мая полюбил я сразу и безоговорочно, как только узнал, что в школу в этот день идти не полагается.
- Первое мая –
Кошка больная.
Мая второго –
Кошка здорова! – так голосил я во дворе, вырвавшись на свободу.
Дворовой стукач, больной на всю голову Межбижер выскочил из дворовой уборной, где он, наверное, праздновал, и наорал на меня. Мол, как можно петь идиотские песенки, когда наступил день международной солидарности трудящихся.
Я был добрым, я простил этому безумному старику слово «идиотские». Я вообще ему все простил. Лишь бы не портил настроение. Ведь предстоял такой день… Такой день!
В планах было: - поход с мамой и в колонне маминой работы на демонстрацию с покупкой шарика, томатного сока и пирожного!
Мало?
А вечерние гости с накрытым праздничным столом? И, кстати, к нам ходили довольно приличные люди, так что ребенок – я! – вправе был рассчитывать на подарки!
Еще?
Завтра, оказывается тоже выходной, и мы едем в гости к мамы-папиным друзьям на Фонтан!
А тут…
Оказывается, этот дурацкий старик не унимается. Он требует моих родителей, дабы призвать их к ответу за безобразное поведение сына.
Во двор начали выходить люди, интересоваться. И враги – мадам Берсон, тети Аня и Сима. И друзья – тетя Рива, тетя Маруся и… - о чудо! – вместе с тетей Марусей из ее квартиры вышла мадам Гоменбашен.
Ура! Уж она-то меня в обиду не даст!
Окрыленный, я перешел в атаку и выложил Межбижеру все, что о нем говорили между собой окружающие и прочие жители нашего двора, а также то, что о нем думал я сам. А я о нем очень плохо думал, а местами, кажется, нецензурно.
И надо же…
Произнося свой монолог, я вдруг увидел, что за мной наблюдает не только восхищенная толпа соседей, но и папа. Причем, папа был отнюдь не восхищен.
- Домой! – только и сказал он и, круто развернувшись, вошел в нашу парадную.
Все!
Горела демонстрация, шарик, пирожное с соком, горел праздничный стол… Весь вечер я просижу во второй комнате, наказанный, а потому практически брошенный. И все из-за этого гада!
Слезы наворачивались на глаза, но никто не должен был видеть мужских слез.
- Шая ты, - молвил я, подойдя к Межбижеру, - крыса тухлая! – и гордо пошел домой выслушивать папин приговор.
Но вслед за мной поднялась и мадам Гоменбашен. Она была строга и неумолима.
- Какой грубый ребенок! – заявила она с порога. – Его надо строго наказать!
Удивленный папа только закрыл рот, отворенный дабы произнести приговор.
- Мало я тибе шлепала в детство по попа! – напала мадам на папу. – Ты не можешь воспитать ребенок!
- Папа хороший! – встрял я в этот монолог.
- Молчи негодный негодник! Зачем ты обидел Межбижер?
- А он сволочь!
- Кто тибе сказал, что Межбижер сволич? – настаивала мадам Гоменбашен.
- Не мне, а маме, а я случайно услышал…
Папа немного покраснел, но строго сдвинул брови.
- Ай-ай-яй! – укорила папу мадам Гоменбашен. – О старый человек такой грубости! Ты, наверное, и обо меня такое говоришь! Что он обо мне говорит? – строго спросила она меня.
Папа посмотрел на меня почти умоляюще.
- Что вы притворяетесь злой, а сама добрая. И что он вас с детства любит… И я вас тоже люблю! – вдруг добавил я.
В общем, все закончилось хорошо. Мадам Гоменбашен при папе потребовала с меня слово, что я больше не буду грубить старшим.
Я такое слово дал.
- Смотри! В следущая раз будешь сильно наказан! – предупредила она.
Папа только покивал головой. Супротив мадам Гоменбашен идти себе дороже.
А когда папа отвернулся, мадам Гоменбашен мне подмигнула.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Вт Ноя 19, 2019 12:09 am

ЗИНА СО СЛОБОДКИ

Александр Бирштейн

Зина со Слободки переехала во двор мадам Гоменбашен. Нет, она не в больнице лежала, а на джутовой фабрике в фабкоме трудилась. А теперь ее комсомолкой на какой-то завод назначили. Вот она и поменялась.
Как это – поменялась? Ясно как – по объявлению! В раньшие времена можно было дать объявление в газету или на Успенской угол проспект Мира узнать и меняться. Однокомнатную самостоятельную на две в коммуне… И так далее.
Вот Зина и поменялась. Чтоб к работе ближе.
Конечно, для обитателя Слободки, этого рая частных домиков, переезд на Молдаванку с ее огромными общительными дворами – это шок. Все открыто, все шумят, здороваются и по очереди пасут всех детей, если даже своих, пока, Бог не послал.
В общем, запаниковала Зина.
А тут еще выяснилось, что полдвора – евреи! Да какие полдвора, почитай, все на непонятном языке разговаривают. А раз непонятный – ясное дело, откуда к нам пришел!
Если бы Зина что-то понимала, то завопила бы:
- Азохен вэй! – и, извините за рифму, стала бы своей.
Но она только губы поджимает и идет не здороваясь.
- Агройсе пуриц! – сказал о ней мастер чебуречных дел Муртазалиев.
Однажды утром пошла Зина за водой. Не баре же, чтоб в квартирах водопровод был. Стоит колонка во дворе, поставь ведро и через пару минут полное. Вот люди к этой колонке и ходили. И воду набрать, и новости послушать. В общем, народ толпится. Глянула на это Зина и, ни к кому не обращаясь, произнесла:
- Если бы только знала, сколько тут евреев, ни за что б ни менялась!
А мадам Гоменбашен рядом стоит. Не с ведром – куда ей! – с бидончиком и отвечает:
- А до война евреев еще очень больше было!
Тут Зина возьми да и ляпни:
- Хоть что-то хорошее война дала!
Что-то люди сильно насторожились.
- Деточка, вам Гитлер привет передавал! – сказала мадам Гоменбашен.
А некоторые еще дальше пошли:
- Фашистка, - говорят, - гестаповка!
Оторопела Зина.
- Ответите! – кричит. - Я не гестаповка, а освобожденный секретарь комитета комсомола и кандидат в члены партии.
Ну, сначала хотели по-простому – ведро на голову и настучать по ведру. Но мадам Гоменбашен не позволила:
- Не трогайте! – велит. – Ви ж знаете, что бывает с дрек, когда трогают!
Люди и вняли. Стоят молча, на Зину зырят.
- Что уставились? – серчает, растерявшись, Зина.
А ей никто и не отвечает. Между собой люди гутарят, на Зину поглядывая.
- Да, надо бы в зоопарк сходить! – еврей Андрющенко говорит.
- Зачем? Ты что гиен давно не видел? – еврей Куперман возражает.
- Ну, а, зачем далеко ходить? – еврейка Петрова добавляет.
Набрала в сердцах Зина воду и домой подалась. Но для нее с тех пор во дворе тишина настала. Никто с ней не говорит. Например, сидят женщины у ворот… Скамеечки-табуретки вынесли и сидят, семечками питаются. И разговорами, конечно. Зина к ним. Сиденье свое берет, здоровается. А они – невоспитанные хамки – в ответ ни слова. Подхватят, кто, на чем сидит, и во двор. Молча!
Или веревка, например. Чтоб белье вывешивать. У каждой хозяйки, ясное дело, своя. Ссоры, конечно, бывают, когда кто-то на чужую веревку позарится. Поэтому спрашивают:
- Мадам Замберг, мадам Замберг, вы сегодня белье сохнете?
- Нет, мадам Шубова, я сегодня Привоз делаю!
- Тогда я сегодня вашу веревку поимею!
- Тольки не всю! Я кусочек тете Кате обещала…
А Зинину веревку не трогают. Представляете, как ненавидят, если даже навозом от коня Персика эту веревку ни разу не измазали. Висит никому не нужная. Обидно! Но не придерешься. Не поскандалишь, чтоб хоть так пообщаться.
Раз во двор шоколад принесли. В кусках. Ворованный, конечно. Но кто интересуется. Цена хорошая. Качество. Что еще надо? Вот и шум во дворе.
- Мадам Гоменбашен, шоколад нада?
- Мадам Гевелюк, а ви?
Услыхала Зина, кошелку наперевес:
- Мне, мне надо!
А ей, вместо шоколада, дулю. И молча.
Тогда Зина участкового Гришу призвала. Мол, воруют, спекулируют. Раньше, при вожде за такое…
Походил Гриша по двору, покурил с мужиками, к мадам Гоменбашен поднялся…
А Зина ждет. Чтоб протокол подписать. Как свидетель.
Только вышел Гриша от мадам Гоменбашен, посмотрел на Зину косо и молча за ворота пошел.
Зина так это не оставила. Помаялась еще пару месяцев и в другой двор поменялась. Там, вроде, у нее сложилось. Даже замуж вышла. За цыгана, кажется. Теперь живет… Чего ж не жить? Не все ж дворы такие сволочные, как у мадам Гоменбашен!

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 14 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 14 03a89d11
Сообщения : 33811
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 14 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 14 из 16 Предыдущий  1 ... 8 ... 13, 14, 15, 16  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения